Анжелика и Жоффрей

Эх, настала пора и мне порассуждать  немного. Накопилось. Возможно, где-то и что-то я уже писала и буду повторяться, однако постараюсь быть последовательной и убедительной.

Поговорим о взаимоотношениях героев, развитии их любви, чувственности, характерах и пресловутых изменах.

Однажды, один знатный и богатый Тулузский граф решает жениться. Да и не женитьба – это, а так взаимовыгодный контракт с супругой в качестве бесплатного бонуса. Граф всего в этой жизни достиг сам. Он лидер, о умен, он блестящий организатор, у него великолепный дар заставлять работать на себя все живое и неживое, он успешен, он нравится, он великолепно поет… Но где-то в глубине души сидит мерзкий внутренний голос и запрятанный глубоко-глубоко, замаскированный под цинизм, иронию и самолюбие комплекс физического несовершенства.  Мерзкий внутренний голос не устает твердить – ты чудовище,  калека, и граф компенсирует уродство как может. Он пленяет умением говорить, умением петь, очаровывать, умением любить и наслаждаться чувственной любовью. И хотя он гордо бросает молодой жене «Я никогда не соблазнял женщин деньгами», но разве это так? А подарки, а цветы, банкеты, приемы… Что это, если не желание покорить женщину, показать, что  среди себе подобных особей мужского пола, я хоть «рожей малость не вышел», но все же весьма достойный экземпляр.

И вот появилась жена. Существо изначально в общем-то не особо нужное,  но на поверку весьма любопытное. Понравилась, покорила, заинтриговала, но отвергла. И вот уже азарт и тайный комплекс  дают о себе знать. Влюбить в себя, покорить, очаровать, доказать, что лучший.  Получилось. Но пока влюблял, сам незаметно влюбился. В Тулузе Жоффрей  полюбил юную фею, прелестное любопытное создание, так непохожее на всех его предыдущих любовниц. Но, на мой взгляд, жены своей он не знал. Слишком увлекся внешними атрибутами. Учил ее, оберегал, холил и лелеял как любимую книгу своей коллекции, но разглядел он в этой книге только внешнюю оболочку, да оглавление. Красива, чувственна, любознательна, мятежна, упряма, подвержена авантюрам . Но что в душе, на сердце – тайна. Поэтому и ревнует рьяно  и именно поэтому после костра убежден, что забыла, что счастлива без него, что нашла себе нового «богатого да знаменитого», которым можно гордиться и восхищаться. А он кто? Отщепенец, изгой, нищий. Чем ему теперь удерживать рядом такую женщину. Нечем. Все атрибуты «вожака стаи» утеряны.

Потом он постепенно выздоравливает, встает на ноги, взрослеет, возвращает былое могущество, а главное избавляется от комплекса физической ущербности. Мы по-прежнему замечаем за ним любовь к театральным эффектам, но, безусловно, в меньшей степени, чем в Тулузе.

Но, все еще зная собственную жену весьма поверхностно, граф искусственно поддерживает в себе злость на супругу, так легче жить без нее, женщины, которая может, и легкомысленна, и ветрена, и забыла его, но на подсознательном уровне это его женщина, его вторая половинка. Плохо без нее и все тут. Но, «еж»  птица гордая, живет, терпит, пока не становится ей НУЖЕН, пока не вляпалась супруга в беду.

Затем, на протяжении всей американской серии Жоффрей познает Анжелику, изучает ее, проникает в сознание этой жены незнакомки. Сначала мы видим недоверие, настороженность и ревность ко веем и всему: к прошлому, к Филу, к королю, к гугенотам, с которыми остается Анж во время бунта, к Берну…  Позже, после зимы в Вапассу, где перед его взором предстала совсем другая жена, Жоффрей уже признается, что не может без нее (раньше мог – теперь нет), что верит  ей, но… не до конца. Сомнения остаются, ревность к таинственному прошлому жены тоже. История с Коленом и «Демон» расставляют все точки над «Й».  Теперь он уверен в ее любви и знает, что «он единственный мужчина, который может заставить ее страдать».  И в Квебеке он уже не ревнует, он снисходителен к маленьким слабостям жены, он даже говорит сам себе, что больше не желает знать тайны ее прошлого, нет больше необходимости. А если и узнает, то лишь затем, чтобы утешить ее, разделить былые страхи, несчастья и горести любимой женщины.

Теперь Анжелика.

Жоффрей для нее был не просто любимым мужем, он защитник, он каменная стена, он волшебник, который может все, он, если хотите, божество. И если Любовь Жоффрея к жене постоянно развивается, трансформируется, становится глубже по мере того как он лучше узнает супругу, то любовь Анжелики более статична. От первого до последнего тома Жоффрей – это ее все.  Он лучший всегда и везде, его авторитет непререкаем, его власть над ней безгранична, а ее вера в него беспредельна. Она может злиться на него, обижаться, но в итоге он все равно самый-самый.  Вот почему в Квебеке ревнует только она.  Муж для нее все та же тайна и загадка. Он такой сильный, в его голове столько замыслов, он все знает наперед.  Вот почему за собой она оставляет право на слабость, на ошибку, за ним  нет.  Ей больно, так как в отличие от мужа, она все еще не знает что от него ждать, она все еще боится надоесть ему, боится его потерять.

Теперь о самой измене.

Тут много пишут о чувственности героев, упрекают Анж в излишней сексуальности и даже неразборчивости. НЕ СОГЛАСНА!

Откуда , из какого пыльного ящика вечно достают этот миф об обилие любовников? Буду считать снова.  За 15 лет. Николя – вынужденная, безрадостная связь чуть более полугода и ночь с Огром. За последующие ПЯТЬ лет короткая связь с Клодом и пару встреч с Дегре. (я бы на Дегре сама набросилаь после стольких-то лет). За следующие ТРИ года весьма скудная интимная жизнь с Филом и эпизод с Лозеном (от обиды, ведь когда женщиной пренебрегают хочется отплатить и доказать самой себе что желанна, хоть и с первым встречным). За следующие ДВА года один Ракоци вспоминается.  Затем весьма насыщенный ГОД в Кандии (Вивонн, Эскренвиль, араб, Колен). Из четырех с приятцей можно только первого и последнего вспомнить.

Дальше за ЧЕТЫРЕ года одно только изнасилование и было, которое  никак нельзя отнести к любовным приключениям.

Ну и из чего делается этот вывод о любвеобильности и чуть ли не сексуальной распущенности героини? Чтоб всем кто так считает раз в год, а то и реже сексом заниматься.

Вернемся в Квебек к пресловутым Барданю и Сабине.

Не знаю как вам, а мне этих двоих было жалко.

Что касается измены Жоффрея, то тут я согласна с Элен. Это не порыв, не похоть, не поиск разнообразия (Так как променять Анж на Сабину – это все равно что променять изысканное блюдо на сосиску – и Пейрак это отлично понимал, с его то опытом. Сабина вон вообще половину близости в обмороке от неожиданно свалившегося счастья провалялась. Забавно наверное любить полубессознательное тело. Удовольствие сомнительное.). Это вполне логичный, продуманный поступок: скандала избежал, буйную даму утихомирил, землячке помог в меру сил…  Сам факт физической близости с кем бы то ни было не есть измена. Измена, предательство – оно в голове, поверьте. Мужчины сплошь и рядом изменяют (поверьте человеку, работающему сутками в мужском коллективе), но их женам это никак не мешает жить и радоваться жизни. А Анжелике измена мужа даже на пользу пошла. Спеси поубавилось немного.

С Барданем тоже самое. Ну ныл парень, ныл, страдал, а у дамы муж в отъезде, подозрения всякие, стресс опять же.  Ну где Бардань и где Жоффрей! На месте Пейрака даже ревновать смешно. К королю, к Колену, к Филиппу – да! Они равны. А Бардань так, мелочь, мимолетный каприз скучающей дамы.

 

© Леди Искренность

Читайте также:

Оставить комментарий

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz