Epistola

Вы меня, наверное, забыли…
Только я глаз ваших не забыл.
Хоть года покрыты слоем пыли,
Пыл сердечный вовсе не остыл.
Сколько вы, плутовка, мне страданий
Подарили, и улыбок милых!
Под оркестр вздохов обожаний
Я молил у неба только силы.
Чёрт возьми, с тобой я превращался
В пустослова-неженку поэта!
Сколько раз с мундиром я прощался,
В страхе смертью отплатить за это.
Ну а коль подумать, сколько жизней
Я обрёл за те скупые годы,
Лишь увидев облик твой чудесный
У порога в вихре непогоды!
И признаюсь — клял судьбу я много,
И твоей не опускал вины…
Но с тобою я поверил в бога,
Хоть и ты — созданье сатаны.
В сердце , где извечно было пусто
Образ твой надежду поселил…
Пусть жестоко, грубо, неискусно,
Но один раз в жизни я любил.
И своей любви, что словно птица
Раненной всегда рвалась вперёд,
Открывал запретные границы…
Дал продолжить прерванный полет.

Возвышаясь над толпою серой,
Вы пройдёте улицей Парижа.
Мрачный сыч всегда стоял поодаль.
Только чувство было много ближе.
И, быть может, проезжая мимо,
Ты случайно вспомнишь, обернёшься,
И совсем как прежде — вольно, мило
Скромному служивцу улыбнёшься.
Знаю, это счастье заслужили!
И, поймав улыбку вашу мне,
Я письмо закончу на латыни:
«Преданный и верный друг Дегре.»

 

©Екатерина Демченко

Читайте также:

Оставить комментарий

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz