Фанфик «Изменчивая луна». Часть 1 – Праздник в отеле. Автор Светлячок. R

Соавтор: Violetta

Основные персонажи: Анжелика, Жоффрей де Пейрак (Рескатор)

Описание: В самом углу ярко освещенного балкона Анжелика заметила целующуюся пару. Наслаждаясь очарованием этой ночи, она рассеянно наблюдала за влюбленными, но что-то знакомое в силуэте мужчины заставило ее присмотреться повнимательнее. Внезапно вся кровь отлила от ее лица. Девушку бросило в жар, голова закружилась, а сердце, казалось, пропустило несколько ударов. У нее не было сомнений! Широко раскрыв от изумления глаза, Анжелика смотрела на то, как там, на балконе, ее муж целует другую женщину!

Изменчивая-луна-миниатюра

 

Часть 1. Праздник в отеле

Целая армия слуг под командованием дворецкого Альфонсо накрывала на стол и готовилась к приему, который должен был состояться вечером, строго следуя установленному этикету. Грани хрустальных бокалов, серебряные кольца, охватывающие причудливо скрученные тонкие льняные салфетки, лежащие около каждой тарелки из вермели, столовые приборы, позолота канделябров – все блестело, сверкало и переливалось, радуя глаз своей красотой и изяществом.

Увидев Анжелику, дворецкий низко ей поклонился.

– Какие будут распоряжения, госпожа графиня?

– Пусть принесут побольше цветов. Белых роз, жасмина, лилий, гвоздик, гардений… И пожалуй, еще левкоев…

– Будет исполнено, мадам. И фиалок?

– Да, спасибо, Альфонсо. Конечно, и фиалок тоже, – Анжелика слегка улыбнулась, вспомнив о горячей любви тулузцев к этому скромному цветку. Составлять букеты и гирлянды для праздников всегда было ее любимым занятием, и Жоффрей с удовольствием отмечал ее тонкий вкус при выборе цветов для композиций.

– Я думаю, – продолжала она, – мессир граф распорядился относительно вин и закусок, не так ли?

– Да, госпожа графиня.

– Что ж, тогда я оставлю вас. Уверена, что вы и сами замечательно со всем справитесь.

Анжелика еще раз обвела взглядом роскошно сервированный стол и сверкающую в свете солнечных лучей, струящихся из широко распахнутых в сад окон, залу.

– Великолепно, я очень довольна, Альфонсо! – восторженно отметила она.

Вернувшись в свои покои, Анжелика придирчиво осмотрела туалеты, отобранные для сегодняшнего приема и разложенные на кровати служанкой, и остановила свой выбор на нежно-фиалковом шелковом платье с расшитым серебряной нитью и жемчугом корсажем. В этом новом платье, только что прибывшем из Парижа, она заметила некоторые новые детали – чуть более глубокое декольте, украшенное изысканными валенсийскими кружевами, приподнятая с двух сторон верхняя юбка, подколотая изящными аграфами с филигранью и открывающая нижнюю того же цвета, но из более тяжелой и плотной материи. Ткань была великолепна. Самый взыскательный взгляд мог бы любоваться тончайшими переливами оттенков от почти белого до темно-фиолетового. Анжелика провела рукой по гладкому шелку платья, словно заключая с ним договор, который всегда заключает Женщина и ее Наряд, тот секретный договор, который помогает им взаимодействовать в их красоте…

Она услышала за спиной звук открывающейся двери и, обернувшись, увидела мужа.

– Ах, дорогой мой, вы как раз вовремя, – проговорила Анжелика, устремляясь к Жоффрею и легким поцелуем касаясь его губ. – Мне нужно подобрать драгоценности к этому чудесному платью, – и она кивнула на выбранный ею туалет.

– Непременно, сударыня, – он нежно улыбнулся ей и привлек к себе. – Но прежде я хотел бы преподнести вам небольшой подарок.

Граф достал из кармана камзола бархатный футляр и протянул его жене. Анжелика раскрыла коробочку и ахнула. Какое великолепие! Подвески самой тонкой работы, выполненные в форме двух полураспустившихся лилий, на каждом лепестке которых россыпью переливались бриллианты. Она подняла на мужа сияющие глаза.

– Жоффрей! Вы просто волшебник…

Подойдя к зеркалу, Анжелика слегка приподняла у висков упругие длинные локоны, по последней моде разделенные на прямой пробор и с двух сторон обрамляющие ее лицо. Она надела серьги и коснулась кончиками пальцев одной из них, чтобы увидеть, как заиграют бриллианты у ее лица. Это было настолько красиво, что сердце молодой женщины наполнилось восторгом, а на губах расцвела обворожительная улыбка.

Граф шагнул к Анжелике и положил руки ей на плечи. Она вздрогнула от этой неожиданной ласки, ловя в зеркале его полный восхищения взгляд.

– Надо будет сказать Марго, чтобы она убрала несколько прядей назад и закрепила их гребнем, – задумчиво проговорил Жоффрей, мягко отводя в сторону ее волосы и покрывая легкими поцелуями шею Анжелики от мочки маленького розового ушка до ключицы. – Тогда будут видны серьги.

Его горячие ладони сжали ее талию, а потом скользнули на грудь. Пальцы графа прошлись по вырезу ее корсажа, коснувшись обнаженной кожи. Анжелика прикрыла глаза от удовольствия и услышала его вкрадчивый мягкий голос:

– Это восхитительное декольте прекрасно дополнили бы бриллианты. – Но затем он возразил: – Нет! Жемчуг. Он более нежный.

Анжелика раскрыла затуманенные волнением глаза и увидела, как граф склонился над шкатулкой с драгоценностями и выбрал ожерелье из трех нитей жемчуга. Затем он осторожно надел его ей на шею и аккуратно защелкнул замочек.

– Вы обворожительны, мадам! – прошептал Жоффрей, любуясь ее отражением в зеркале. – Вы будете королевой праздника. Впрочем, как и всегда, моя прекрасная фея.

И, развернув жену к себе, он заключил ее в объятия и припал к ее полураскрытым губам горячим поцелуем, полным любви…

***

Большой зал для торжеств, где должен был состояться прием, смотрел окнами на город и выходил к парадному подъезду, у которого останавливались экипажи гостей. Сад и подъездную дорожку освещали развешанные повсюду фонари, отбрасывая разноцветные блики на стены дворца и лениво шелестящую под легкими дуновениеми освежающего вечернего ветерка листву деревьев. Граф и графиня встречали гостей у входа – весь цвет Тулузы и окрестностей собрался сегодня здесь, в Отеле веселой науки.

Гости в роскошных нарядах, сверкающие драгоценностями и ослепительными улыбками, приветствовали хозяина и хозяйку. Анжелика в мерцающем свете факелов, закрепленных по обе стороны распахнутых настежь дверей, выглядела богиней, ненадолго сошедшей с Олимпа, чтобы почтить своим присутствием сегодняшний праздник. Золотые локоны, собранные на затылке, струились по спине, платье пышными складками спускалось на мраморные ступени крыльца, белоснежные плечи и тонкие руки утопали в пене кружев. Ни один мужчина не мог отвести от нее восхищенных глаз, и ни одна женщина – сдержать завистливого вздоха. Да, следовало признать, что и сегодня мадам де Пейрак была самой прекрасной дамой на приеме – истинной королевой Тулузы.

– Дорогая, позвольте представить вам графа Бернара де Кастель-Моржа и его очаровательную супругу, – обратился Жоффрей к жене.

Анжелика улыбнулась пылкому южанину, склонившемуся к ее руке для поцелуя, и перевела взгляд на молодую женщину рядом с ним. Высокая, стройная, с высокой грудью и роскошной гривой иссиня-черных волос – она имела все шансы называться красивой, если бы не холодное и надменное выражение ее лица и сжатый в тонкую линию рот. Вопреки всем правилам приличий, дама избегала смотреть на хозяйку дома: все ее внимание было приковано к де Пейраку. Именно ему она сделала реверанс и представилась:

– Сабина. Искренне рада снова видеть вас, граф, – произнесла дама тихим низким голосом, и когда Жоффрей склонился перед ней в галантном поклоне и коснулся губами ее руки, внезапно вспыхнула, опустив глаза.

«Очередная поклонница», – с легким сочувствием подумала Анжелика, взглянув на смущенную гостью. Потом нежно посмотрела на стоящего рядом мужа и с улыбкой отметила, что и сама не смогла избежать участи быть покоренной этим необыкновенным мужчиной.

Жоффрей уже приветствовал следующую пару гостей, и в водовороте новых лиц Анжелика вскоре совсем позабыла об этой женщине.

***

Среди приятного шума подаваемых блюд, разливаемых вин и чудесных ароматов, исходящих от кушаний, которые явились предметом немалых усилий искусного повара, текла непринужденная беседа. Анжелика сидела на противоположном от мужа конце длинного стола в окружении своих постоянных кавалеров – д’Андижоса, Сербало и маркиза де Севилла, каждый из которых пытался привлечь ее внимание остроумной шуткой или ввернуть какой-нибудь комплимент. Маркиз даже прочел ей небольшую поэму, которую сочинил специально для сегодняшнего приема, чем немало позабавил собравшихся, так как уже успел изрядно набраться, а потому декламировал с излишним пафосом, то и дело запинаясь. Анжелика хохотала до слез.

– Вы меня уморите, мессир де Севилла! Как вы говорите, – и она протянула нараспев:

 

То Муза мне внушает ныне:

«Седлай Пегаса, мчись верхом,

Так, чтоб одическим стихом

В веках прославить ваше имя!»

 

Когда громовой хохот, вызванный этими словами и насмешливым тоном хозяйки дома, смолк, Анжелика наклонилась к смущенному маркизу и коснулась его руки:

– Ваши стихи прекрасны, месье, я в восхищении. А теперь не хотите ли отведать этих замечательных тушеных трюфелей из Перигора?

Д’Андижос, все еще сотрясающийся от смеха, вдруг вскочил на ноги и, дурашливо раскланявшись, проговорил:

– Позвольте мне немного помочь мессиру де Севилла и придать его одическому стиху завершенность!

Он откашлялся и начал читать, изображая бешеный галоп и понукая невидимого жеребца:

 

Гоню коня: «Смелей, вперед!»

Но бесполезны все усилья.

Вино, вино всему виной,

И музы полное бессилье…

 

Грянул новый взрыв хохота. Под бурные аплодисменты д’Андижос опустился обратно на свое место и откинулся на спинку стула. На бедного де Севилла было жалко смотреть. Анжелике стало немного стыдно за то, что она сама вызвала такой шквал насмешек над ним, и она решила выручить беднягу.

– Месье, не будете ли вы настолько любезны, чтобы сопровождать меня? – громко проговорила Анжелика и встала из-за стола.

Маркиз поспешно поднялся, отвесив ей низкий поклон, и молодая женщина взяла его под руку.

– Я хочу подышать свежим воздухом, – она демонстративно стала обмахиваться веером. – Здесь невыносимо жарко!

Де Севилла согласно кивнул. Перед выходом из пиршественной залы Анжелика бросила взгляд на другой конец стола – туда, где обычно сидел ее муж, и с удивлением поняла, что его там нет. Когда Жоффрей успел уйти? Обычно он не имел обыкновения покидать своих гостей в самый разгар праздника. Но галантный маркиз уже увлек ее в сад.

 

 

Читайте также:

Оставить комментарий

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Notify of