Фанфик «Изменчивая луна». Часть 2 – Стихи и поцелуи. Автор Светлячок. R

Сабине де Костель-Моржа казалось, что ее сердце вот-вот разорвется от боли. Молодая женщина почти неотрывно наблюдала за графом де Пейраком, игнорируя и изысканные закуски, которыми обносили гостей лакеи, и отменное вино, искрящееся в широком хрустальном бокале, стоявшем прямо перед ней на кипенно-белой скатерти, и оживленные разговоры гостей. Лишь изредка, повинуясь взгляду хозяина дома, направленному на противоположный конец стола и предназначенный его юной жене, которая то заливалась мелодичным смехом, то кокетничала со своими восторженными обожателями, Сабина оборачивалась в сторону Анжелики и почти тотчас опускала глаза, буквально раздавленная ослепительной красотой и обворожительной прелестью соперницы.

«Да и могу ли я соперничать с ней?» – с горечью думала девушка, снова переводя взгляд на того, кто был ее вечной любовью, ее Богом, ее кумиром. Чье ласковое слово или внимательный взгляд могли пробудить в ее душе бурю эмоций, а прикосновение – неистовый огонь желания. Но увы, сначала он был увлечен ее тетей – роскошной страстной испанкой, а теперь этой чужачкой из Пуату – северянкой, захватчицей! Когда по Тулузе пронесся, как пожар, слух о том, что граф де Пейрак женится, Сабина некоторое время питала безумную надежду, что он заметил ее, выделил из толпы поклонниц, как истинный эстет, оценил ее неброскую, но утонченную красоту, пресытившись роскошными прелестями Карменситы де Мерекур.

Но потом все рухнуло в один миг… Как только Сабина увидела Анжелику, то сразу поняла, что проиграла, что граф не сможет сопротивляться колдовскому очарованию своей юной супруги. И она возненавидела Анжелику, и еще больше оттого, что завидовала ей и мечтала быть на ее месте. Сабина твердила себе, что эта жестокая женщина сделала Жоффрея де Пейрака своим рабом, его, человека свободных взглядов, который любил женщин как прекрасные образцы искусства, но ни одной не принадлежал! А сегодня он даже не вспомнил ее, несмотря на то, что на протяжении нескольких лет до своего замужества Сабина была постоянной гостей его прекрасного дома. Неужели граф действительно теперь не замечал никого вокруг? Ах, как же это было несправедливо!

Залпом Сабина опустошила стоящий перед ней бокал с вином и приняла решение во что бы то ни стало обратить на себя внимание графа. Сейчас или никогда! Завтра муж увезет ее в Беарн, и второго шанса ей уже не представится. Сабина отчаянно хотела познать эту общую тайну всех счастливых женщин, которые знают, что с приходом ночи их ждет любовь, а утром они проснутся с сознанием своей красоты и женственности, потому что любят и любимы. Им незнакомы эти томительные вечера и тоскливые пробуждения, лишенные самого главного райского чувства на земле – любви, которой ей так и не довелось познать в браке…

Сабина бросила раздраженный взгляд на мужа, который веселился в окружении друзей и смешливых соседок по столу, и, казалось, совершенно позабыл о своей скучной и незаметной супруге. Что ж, тем лучше. Она с самой очаровательной улыбкой обернулась к графу де Пейраку и произнесла, вступая в развернувшуюся вокруг него беседу:

– А если бы короли Прованса победили королей Севера и разрушили их культуру, что бы произошло? – и с удовольствием отметила заинтересованный взгляд и легкую одобрительную полуулыбку, раздвинувшую его полные чувственные губы.

Граф задумчиво покрутил между пальцами бокал с вином, отпил немного, смакуя букет, и проговорил:

– Быть может, мы стали бы свидетелями примирения Церкви и Любви!

Он с таким явным удовольствием произнес слово «любовь», словно пробуя его на язык, что Сабина невольно облизнула губы. Она видела, что от его внимания не ускользнул этот инстинктивный, почти животный жест, и ее окатило горячей волной смущения, а в висках отчаянно застучало. Сабина на секунду прикрыла глаза, чтобы не выдать своего волнения, и тут же почувствовала его горячую руку на своем обнаженном плече.

– Вам нехорошо, мадам? – граф встал со своего места и встревоженно склонился над ней. Его черные глаза буквально пронзали ее насквозь.

– Да… Нет… – она провела рукой по покрытому испариной лбу. – Не знаю…

– Пойдемте… Не будем рисковать обмороком. Вам нужно вдохнуть немного свежего воздуха, моя дорогая.

Он помог ей подняться и, слегка придерживая за талию, направился вместе с ней на освещенную террасу, где были поданы фрукты и шербет. Последнее, что слышала Сабина, выходя из залы, был звонкий смех Анжелики и ее слова: «Вы меня уморите, мессир де Севилла!»

***

Анжелика и маркиз вышли в парк. Здесь совсем не ощущалось беспокойное соседство с шумными улицами Тулузы. В тени садов, окружавших задний фасад дворца, город забывался. Ниспадающие ветви деревьев и цветники образовывали вдоль узких грабовых аллей арку из зелени, сохраняя тень, а извилистые дорожки увлекали к густым рощам.

На темном ночном небе появилась круглая луна. Теперь почти все гости покинули зал. Некоторые, стоя у окон с бокалом вина в руках, вели нежные шутливые беседы. Некоторые бродили по парку или прогуливались по галерее, открытой ароматному дыханию ночи.

Долгий теплый вечер, смягченный тонкими винами, приправленный изысканными пряными блюдами, музыкой и цветами окутывал Отель веселой науки магией любви. Казалось, все – и во дворце, и в городе – говорят о любви, думают о любви, рассуждают о любви.

Анжелика с блаженной улыбкой на устах вдыхала ароматный воздух садов. Она была полноправной хозяйкой этого прекрасного дома, блистательной королевой сегодняшнего вечера и счастливой женой самого загадочного, самого таинственного и самого невероятного мужчины. Анжелика была счастлива, безмерно счастлива! Как же она любила эту атмосферу легкости и свободы! Как же она любила этот замечательный розовый город! Как же она любила Жоффрея!

Заметив мечтательное выражение на лице молодой женщины, маркиз де Севилла коснулся ее руки.

– Какая жалость, мадам, – прошептал он, – что вы принадлежите такому мэтру, как граф де Пейрак. Только на вас я смотрю весь вечер.

Анжелика легонько ударила кончиком веера по его пальцам.

– Не спешите применять на практике то, чему вас здесь учат, мессир, – кокетливо улыбнувшись, ответила молодая женщина. – Ведь нетерпение – первый враг любви.

Молодой человек склонился в почтительном поклоне, но тут же воскликнул:

– Ах, какая прекрасная ночь! Вы только посмотрите, мадам, эти две звезды светят также ярко и пленительно, как ваши глаза…

Анжелика задорно рассмеялась. Ее забавляли глупые признания юного маркиза, а рядом с ним было весело и легко. Проследив за рукой мужчины, она взглянула на звездное небо и ахнула. Оно светилось, словно расшитое искрящимися бриллиантами платье из черного бархата, а в центре, подобно серебряной подвеске, ярко сияла большая луна.

Продолжая рассматривать эту притягательную картину, Анжелика неосознанно скользнула взглядом по террасе второго этажа, где гостям предлагались фрукты и легкие закуски. В самом углу ярко освещенного балкона она заметила целующуюся пару. «Любовь царит здесь повсюду», – мечтательно подумала молодая женщина и улыбнулась. Она продолжала рассеянно наблюдать за влюбленными, наслаждаясь очарованием этой ночи, но что-то знакомое в силуэте мужчины заставило Анжелику присмотреться повнимательнее. Внезапно вся кровь отлила от ее лица. Ее бросило в жар, голова закружилась, а сердце, казалось, пропустило несколько ударов. У нее не было сомнений! Широко раскрыв от изумления глаза, Анжелика смотрела на то, как там, на балконе, ее муж целует другую женщину!

Ноги совсем перестали ее слушаться, и Анжелика, боясь упасть прямо посреди сада, чуть сильнее сжала руку маркиза.

– Что с вами? – взволнованно спросил де Севилла. – Вы побледнели?

Анжелика скользнула по нему невидящим взглядом и тихо пробормотала:

– Ничего, ничего…Все в порядке, – она растерянно коснулась рукой виска, который тут же отозвался тупой болью.

– Надеюсь, это не мои неуклюжие признания вызвали у вас недомогание? – попытался пошутить маркиз.

– Это, наверное, вино, – ответила Анжелика, натянуто улыбнувшись.

Но увидев, что молодой человек не на шутку встревожен, поспешила скрыть свою растерянность. Не хватало еще, чтобы он начал докучать ей нелепыми расспросами!

– Все в порядке, маркиз. Мне уже гораздо лучше, – заверила она его со всей возможной убедительностью, на которую только была способна в этот момент. – Будьте так любезны, прочитайте мне еще ваши стихи.

– Конечно, мадам! – весело воскликнул де Севилла, упав на одно колено и театральным жестом протянув руки к Анжелике. – Я не смею отказать такой прекрасной даме в ее просьбе!

Анжелика была словно в тумане и не слышала ни единого слова из того, что говорил ей маркиз, а перед ее мысленным взором все еще стояли слившиеся в поцелуе силуэты на террасе. Жоффрей и эта женщина… Кто же она? Анжелика не видела ее раньше. И вдруг она вспомнила, как в начале вечера граф представил ей эту печальную даму и ее супруга. Как же их звали?..

Заинтересованная комичностью сцены и нелепыми стихами де Севилла, Анжелику и маркиза вскоре окружила толпа гостей. Зрители хохотали и весело перешептывались, громко аплодируя сомнительному таланту юного дарования, что только подстегивало и без того разгоряченного юношу.

Пребывая в раздумьях, Анжелика не замечала ни горящих страстью глаз молодого поклонника, ни того, как в перерыве между стихотворными строфами он покрывал жаркими поцелуями ее руки. Она скользила по окружавшим ее веселым лицам блуждающим взглядом и больше всего на свете хотела сейчас остаться наедине со своими мыслями и разрывающимся от боли сердцем.

Анжелика не сразу заметила, как маркиз умолк на полуслове. В следующее мгновение сзади раздались приближающиеся неровные шаги, и молодая женщина поняла, что де Севилла увидел графа. Усилием воли она заставила себя не оборачиваться и, с трудом улыбнувшись, легко тронула маркиза за плечо:

– Ну же, продолжайте, месье, отчего вы замолчали? Вы – настоящий поэт.

Внезапно Анжелика почувствовала руку мужа на своей талии и в следующий миг услышала над ухом его насмешливый голос:

– Мессир де Севилла, еще одно слово – и мне придется вызвать вас на дуэль.

Юный маркиз медленно встал с колен, расширенными от ужаса глазами глядя на первую шпагу Лангедока и ожидая неминуемой расправы. Он побледнел, словно мраморная статуя и, казалось, был готов рухнуть в обморок.

Насладившись в полной мере растерянностью де Севилла и оглушительной тишиной, последовавшей за его словами, Жоффрей широко улыбнулся, обнажив свои белоснежные зубы:

– Ваши стихи слишком хороши, маркиз, и боюсь, что они совсем вскружили голову моей супруге. Но теперь позвольте мне самому заняться ее досугом, – поклонился Пейрак и, обнимая Анжелику за талию, увлек ее за собой.

Первое оцепенение прошло, и Анжелику захлестнула волна негодования. Мало того, что граф, почти не скрываясь, держал в своих объятиях другую женщину, так сейчас еще и вел себя так, словно ничего не произошло, прижимая к себе жену и ласково ей улыбаясь. «Какой же он лицемер!» – пронеслось в голове у молодой женщины. Ей хотелось поскорее вырваться из объятий неверного мужа и стереть эту самодовольную улыбку с его лица.

– По-моему, мессир граф, вам не стоило так поспешно покидать свою даму. Это невежливо, – спокойно сказала Анжелика, отстраняясь от Жоффрея.

– Но должен же я был спасти Вас от этого бездаря! – весело парировал Пейрак.

– Отчего же? Я с удовольствием слушала оды в свою честь, пусть и не блиставшие безупречным стилем, зато посвященные только мне! – гневно сверкнув глазами, ответила молодая женщина.

Внимательно посмотрев на жену, граф нахмурился:

– Я так понимаю, что вы упрекаете меня в том, что я недостаточно внимателен к вам?

Анжелика уже пожалела о сказанном, но не могла остановить поток обидных слов, срывающихся с ее языка.

– Мне кажется, что сегодня ваше внимание, равно как и разговоры о любви, предназначались отнюдь не мне! – все больше распаляясь, продолжила она.

Пейрак взял Анжелику под руку и отвел в тень деревьев, подальше от снующих по саду слуг и любопытных гостей.

– Что случилось? – крепко взяв ее за плечи, серьезно спросил Жоффрей. – Я не узнаю вас, сударыня! С каких пор мои беседы с другими дамами стали вызывать в вас такой гнев?

Анжелика смело посмотрела мужу в глаза, дрожа от ярости, которая волнами прокатывалась по ее телу.

– С тех самых пор, мессир, как на все их уловки оказаться в ваших объятиях, вы стали… стали отвечать им взаимностью! – задыхаясь, выкрикнула Анжелика, пытаясь вырваться из стальной хватки графа.

Обида и ревность бушевали в ее юной душе, подобно грозному шторму, сметающему все на своем пути. Ее изумрудные глаза полыхали, и она продолжала с вызовом смотреть на мужчину.

Пейрак был крайне удивлен подобным поведением Анжелики. Никогда раньше он не видел ее такой. Что произошло? Что привело ее в такую ярость? Однако у графа не было возможности получить ответы на эти вопросы. Вежливо кланяясь приближающейся к ним паре, он ослабил объятия, и этого оказалось достаточно для того, чтобы Анжелика успела отпрянуть от него.

Молодая женщина натянуто улыбнулась гостям и поняла, что не может больше находиться рядом с мужем. Она чувствовала себя такой униженной и несчастной, что не могла сдержать слез, предательски навернувшихся на глаза.

– Извините меня, господа, – обратилась к ним Анжелика, – но, к моему великому сожалению, мне придется покинуть вас.

Поймав на себе вопросительный взгляд Жоффрея, она спокойно добавила:

– Я не очень хорошо себя чувствую. Пожалуй, мне нужно прилечь.

Присев в изысканном реверансе, молодая женщина попрощалась с гостями. Но, не успев сделать и пары шагов, она ощутила прикосновение чьей-то руки к своему запястью.

– Анжелика, – тихо позвал ее Пейрак.

– Не беспокойтесь, сударь. Я не нуждаюсь в сопровождении, – перебила его Анжелика, накрыв ладонью пальцы Жоффрея и аккуратно высвобождая свою руку. – Останьтесь, граф, ведь никто, кроме вас, не сможет с таким мастерством развлечь наших гостей.

Анжелика сделала ударение на слове «развлечь» и бросила на мужа пронзительный взгляд потемневших зеленых глаз, в которых, словно маленькие алмазы, блеснули набегающие слезы. Она гордо расправила плечи и направилась к дому.

Читайте также:

Оставить комментарий

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Notify of