Фанфик «Маленькая фея». Часть 13 – Разрывая силки. Автор Чеширская Кошка PG-13

Герцог де Модрибур уже второй день не находил себе места. Чёртова девчонка! Чертов барон! И этот проклятый граф-колдун. Именно граф Тулузкий спутал ему все карты. Как де Модрибуру ни хотелось избавиться от вездесущего Жоффрея де Пейрака, он прекрасно понимал, что делать это открыто слишком опасно. А еще и этот мальчишка, который помог юной баронессе сбежать из монастыря… От него тоже следовало избавиться.

Когда слуга доложил, что все это время юный паж прятался в пещере у лесной колдуньи, герцог, наконец, понял, как ему следует поступить. То, что в этой истории была замешана ведьма, играло на руку де Модрибуру. Люди не любят ведьм. Они изредка прибегают к их услугам, но готовы тотчас же посадить их на вилы или повесить, едва в деревне случится падеж скота или неурожай. Принести в жертву мальчишку, а свалить все на ведьму – это было идеальным планом, и герцог уже заранее потирал руки от удовольствия.

Следующим приятным сюрпризом стал внезапный отъезд Пейрака. Утром граф явился в Монтелу.

– Как жаль, что Вы уезжаете, – сокрушался барон де Сансе.

– Да, работы на руднике, требовавшие моего участия, уже завершены, и я вынужден уехать по делу, не терпящему отлагательств.

– Да-да, конечно, – вздохнул Арман де Сансе. – Но надеюсь все же увидеть вас в наших краях снова.

– Непременно, – улыбнувшись, чуть кивнул граф.

Все это время Анжелика, стоящая чуть позади барона, кусала губы от досады и старалась не смотреть на Пейрака, а он, казалось, даже и не замечал настроения девушки. Она же приходила в отчаяние, беспомощно наблюдая за тем, как граф прощается с ее отцом. Анжелика чувствовала себя преданной и отвергнутой. Слезы злости и обиды душили ее, и лишь гордость не позволяла ей дать им волю.

Но тут де Пейрак спешился, подошел к ней и, взяв ее руку в свою, слегка прикоснулся к ней губами. Девушка подняла на мужчину взгляд: изумрудные глаза пылали яростью. Анжелика уже всерьез подумывала – а не залепить ли графу звонкую пощечину, как вдруг почувствовала, что, отпуская ее ладонь, он как можно незаметнее вложил в нее небольшую записку.

– Я же говорил, что не уеду, не попрощавшись, – продолжая улыбаться, произнес Жоффрей.

– Доброго пути, мессир, – сжимая записку в кулаке, сделала реверанс девушка. – Удачи вам в Ваших делах.

– Благодарю, мадемуазель де Сансе.

– Уезжаете, граф? – спускаясь со ступенек крыльца и тяжело опираясь на слугу, осведомился герцог.

– Да, ваша Светлость, – отозвался Пейрак, садясь обратно в седло.

– Жаль, что нам не удалось побольше узнать друг о друге, – покачал головой де Модрибур. – Я уверен, что у Вас еще много любопытных секретов и интересных наблюдений.

– Как и у Вас, герцог, – недобрый огонек сверкнул в глубине темных глаз Пейрака. – Прощайте, ваша Светлость.

– Прощайте, месье де Пейрак.

Граф развернул коня и, не оборачиваясь, выехал со двора. Анжелика, дождавшись, когда всадник скроется из виду, поднялась к себе. Дрожащими руками она развернула записку и прочла:

“Мадемуазель де Сансе, сегодня вечером я собираюсь в Пуатье. Я могу сопроводить вашего друга домой. Жду вас возле пещеры колдуньи сразу, как стемнеет.”

Прочитав записку два раза, девушка разорвала её на мелкие кусочки и бросила в камин. Она уже опасалась, что граф решил нарушить свое слово и уехать после их последнего разговора, когда он держался с ней так холодно и отстраненно, но теперь все стало на свои места. Нужно было лишь дождаться назначенного времени и незаметно выбраться из замка.

Де Модрибур тоже вынашивал свои планы на сегодняшний вечер. Граф уехал, развязав ему руки. Теперь герцог мог вздохнуть спокойно и отблагодарить Князя тьмы за то, что тот снова вернул ему удачу, жертвоприношением. Да, именно сегодня он избавится от мальчишки, который посмел перейти ему дорогу.

– Ваша Светлость, – постучавшись, в комнату вошел слуга. – Уже пора.

Герцог согласно кивнул.

– Ты все взял?

– Да, господин, – похлопав ладонью по сумке на боку, ответил слуга.

У него мурашки бежали по спине от осознания, в чем он собирается участвовать, но он уже слишком давно служил у Модрибура и был связан с ним не одной страшной тайной, среди которых были и убийства, и похищения, и даже черные массы, обращения к самому Сатане. Вот и сегодня хозяин собирался задобрить дьявола новой жертвой, а все потому, что не получилось добиться расположения у этой девчонки. Очень красивой девчонки. Слуга хмыкнул – возможно, когда герцог добьется своей цели, то и ему перепадет. Де Модрибур иногда любил разнообразить свою семейную жизнь, приглашая проверенных слуг и друзей к супружескому ложу.

– Пошли, – ответил герцог, тихо выходя из комнаты.

Они как можно незаметнее вышли из замка, сели на лошадей и повернули в сторону леса. Нужно было торопиться, пока не взошла полная луна. К этому моменту все уже должно было быть приготовлено, иначе герцог мог спустить с нерасторопных слуг шкуру или отдать на растерзание чертям из Преисподней.

***

Анжелика нервно оглядывалась – ее окружал темный ночной лес, заставляя вслушиваться в звуки и шорохи: низко, задевая ветки, с одного из деревьев слетела, ухая, сова, охотящаяся на мышей, где-то вдалеке завыл волк, и этот вой подхватили ещё несколько его собратьев. Девушка поежилась и успокаивающе погладила ладонью лошадь, которая испуганно прижала уши, заслышав хищников.

Наконец со стороны Плесси послышался топот копыт. Из мрака появился граф Жоффрей де Пейрак на своем черном жеребце. Чуть позади на привязи шла гнедая лошадка.

– Добрый вечер, мадемуазель, – снял шляпу граф и отвесил Анжелике легкий поклон.

– Граф, – слегка смущённо проговорила девушка. – Вы изрядно напугали и ошарашили меня своим отъездом.

– К сожалению, мне пришлось сделать это, моя дорогая, – проговорил мужчина, спешиваясь. – Герцог не должен был ничего заподозрить. Надеюсь, никто не видел, как вы уезжали?

– Нет, я была осторожна, – проговорила Анжелика, протягивая руку Жоффрею, который уже встал возле её лошади, чтобы помочь спуститься.

Она соскользнула прямо в сильные руки, удержавшие её за талию. Ладони девушки почувствовали плотную ткань камзола, и пальцы инстинктивно сжали плечи мужчины. В неясном свете луны Анжелика не могла ясно различить черты его лица, но ощущение пронизывающего взгляда, вызывающего дрожь во всем ее теле, действовало даже сейчас. Одно присутствие этого человека рядом заставляло сердце девушки биться быстрее, а голова шла кругом. Анжелика машинально облизнула пересохшие губы, понимая, что буквально миг отделяет её от неизведанного, греховного и такого желанного поцелуя. Поцелуй… Лишь прикосновение губ к губам или что-то иное? Что-то большее? Обмен душами, клятвами, обещаниями… Вдруг она осознала, что если это случится, если она поцелует этого человека, то никогда не станет прежней – назад дороги уже не будет. И ей стало страшно и одновременно радостно, совсем как в детстве, когда она поджидала призрак Белой дамы в коридорах их старого замка.

Рядом заухала сова, заставляя вздрогнуть обоих. Анжелика почувствовала наконец под ногами твёрдую землю, и граф, медленно, словно неохотно, убрал руки с ее талии.

– Так что, кроме моей просьбы, заставляет вас отправиться в Пуатье? – спросила юная баронесса, чтобы хоть как-то отвлечься от собственных чувств и мыслей.

– Когда Вы рассказывали о своей встрече с де Модрибуром, меня удивило одно обстоятельство. Обычно на территорию монастыря разрешено проходить только священнослужителям, и даже с родственниками воспитанницы встречаются за воротами. Так что то, что вы встретились с герцогом внутри монастырских стен, означает, что он с помощью подкупа или каких-то связей может проникнуть туда. Поэтому я решил проверить прошлое настоятельницы монастыря.

Рассказывая все это, де Пейрак вместе с Анжеликой углубились в лес и направились в сторону пещеры колдуньи. Девушка посмотрела на мужчину, ожидая продолжения.

– Настоятельница монастыря оказалась маркизой Луизой де Шалон. У этой женщины довольно интересное прошлое. Не буду утомлять вас подробностями, скажу лишь одно – несколько мужчин из её близкого окружения внезапно умерли, оставив ее богатой наследницей, и часть этого наследства было через какое-то время выиграно герцогом де Модрибуром в ока.

– Так Вы думаете, что это герцог помог маркизе отравить тех мужчин? – нахмурившись, проговорила Анжелика.

– Не исключаю этого, – ответил граф.

Его, казалось, нисколько не удивляла такая возможность.

– И как же вы собираетесь заставить ее свидетельствовать против герцога? Ведь этим она докажет и свою причастность к этому делу, – продолжала размышлять вслух Анжелика.

– Вам не следует об этом волноваться, поверьте, у меня найдутся убедительные доводы, – в голосе мужчины прозвучала уверенность. – Не волнуйтесь, Анжелика, я смогу найти нужные аргументы. Главное – уговорить ее приехать в Монтелу. Думаю, что ваш отец поверит нам, только если услышит все лично.

Увлекшись разговором, Анжелика не заметила, что подол ее платья зацепился за корягу, и внезапно девушка почувствовала, как теряет равновесие. Сильная рука мужчины, схватившая ее за руку, попыталась помешать падению, но это не помогло – скользкая от росы трава была ненадежной опорой: секунда – и Анжелика оказалась лежащей на земле, прижатая к груди мужчины, ощущая на себе тяжесть его тела и слыша стук его бьющегося сердца, как эхо, повторяющего ее. Она подняла голову и встретилась взглядом с Жоффреем. Взгляд этих темных глаз пробрал ее до мурашек, и дыхание участилось вместе с биением сердца. Граф внимательно всматривался в глаза Анжелики, затуманенные волнением. Прерывистое дыхание и приоткрытые губы девушки неудержимо манили его к себе, и если в первый раз мужчина смог себя остановить, то теперь это было практически невозможно – слишком волновала его эта близость. Прижатая к нему, она вдруг увидела совсем рядом его глаза, почувствовала жар тела сквозь рубашку, сильные руки, обнимающие ее, и его губы, которые неотвратимо приближались к ее. Она никогда не думала, что губы мужчины могут быть свежими, как лепестки, такими нежными и сладостными. Анжелика оказалась словно втянутой в какой-то водоворот и тщетно пыталась пробудить в себе остатки разума. Потом все куда-то провалилось. Мужчина своими губами приоткрыл ее губы. Его горячее дыхание опалило ее и блаженным теплом разлилось по жилам. Закрыв глаза, она как бы растворилась в этом бесконечном поцелуе, в этой страсти. Все ее существо было охвачено негой, ощущением настолько новым для нее, настолько острым, что оно вдруг вызвало в ней протест и даже боль. Она резко отстранилась от Жоффрея, но тут же снова прильнула к нему, желая вновь пережить восхитительные мгновения этой головокружительной близости.

Внезапно пронзительный крик разорвал тишину ночи. Это определенно не был крик совы, или какого-нибудь другого животного. Это был человеческий крик, наполненный болью, отчаянием и мольбой о помощи. Анжелика встревоженно посмотрела на графа. Он поспешно поднялся на ноги и протянул девушке руку.

– Это со стороны пещеры, – испуганно проговорила она.

Жоффрей кивнул, знаком показывая, чтобы она вела себя как можно тише. Осторожно они приблизились к краю поляны около жилища колдуньи. В то, что предстало перед их глазами, было сложно поверить. Пять неподвижных темных фигур, держащие в руках факелы, окружали импровизированный алтарь. Пять черных длинных свечей были воткнуты в землю, образуя перевернутую пентаграмму. Анжелика сдавлено ахнула, прикрывая себе рот руками – в колеблющемся свете свечей она рассмотрела фигуру юноши, связанного и обнаженного до пояса. Над ним, словно хищная птица, склонился мужчина, облаченный в ниспадающий до земли плащ, расшитый серебряными кабалистическими знаками, и держащий в руках изогнутый кинжал. Казалось, что еще секунда и острое лезвие вонзится в беззащитную жертву.

Не успел Жоффрей де Пейрак удержать девушку, как та выскочила на поляну и побежала в сторону дьяволопоклонников.

– Стойте! – прокричала Анжелика.

Все замерли, изумленные ее неожиданным появлением. Она же не стала терять времени, ринулась прямо в середину круга, к Рогье, и несмотря на смертельную опасность, загородила его собой.

– Вы?! – вдруг воскликнула девушка, разглядев наконец лицо человека, державшего нож.

– Анжелика?! – таким же удивленным тоном произнес герцог де Модрибур.

Он был донельзя раздасадован. Внезапное появление юной баронессы было не просто некстати, оно было катастрофой. Девчонка ни за что не будет молчать о том, что видела. А если она привела с собой еще кого-нибудь…

Герцог начал озираться по сторонам, с ужасом ожидая, что сейчас из леса выступит сам барон де Сансе или крестьяне из деревни, вооруженные кольями и косами.

– Вы одна? – голос мужчины невольно дрогнул.

– Нет, она со мной, – на поляне появился Пейрак.

Он шел так спокойно, словно был на приеме, а не на опушке леса среди сектантов, вызывающих дьявола. Увидев его, герцог еще больше побледнел. Жоффрей приблизился к нему с самым невозмутимым видом и, чуть нахмурившись, осмотрел открывшуюся перед ним картину.

– Граф? Какой сюрприз! Я думал вы покинули Монтелу, – проговорил де Модрибур, отступая на шаг.

Слуги герцога застыли в ожидании, готовые по первому же приказу хозяина схватить незваных гостей, но пока лишь наблюдали со стороны. Герцог, понимая, что все вышло из-под контроля, лихорадочно размышлял, ища выход из создавшегося положения. Появление графа, а тем более девчонки, ставило под угрозу его собственную жизнь. Ведь если станет известно о его связях с дьяволом, то его наверняка ожидает костёр.

– Анри, Анри, – пыталась дозваться лежащего без чувств молодого человека Анжелика, и этим снова привлекла к себе внимание.

Герцог де Модрибур, схватив девушку за руку, резко дернул ее вверх, заставляя встать и, крепко прижав ее спиной к себе, поднёс острое лезвие кинжала к горлу Анжелики. Она не успела даже закричать и теперь в ужасе смотрела на собравшихся вокруг нее людей. Потом взглянула на графа – его лицо было непроницаемо, и он не делал ни единой попытки прийти ей на помощь.

Напряженность висела в воздухе: любое резкое или неосторожное движение могло послужить началом трагической развязки.

– Ни шагу дальше, граф, иначе я убью её, – пригрозил герцог.

– Убьете и лишите себя возможности получить богатство и власть, какие имею я? Полноте, герцог. Вы же хотели узнать мой секрет? – ухмыльнулся Пейрак. – Так к чему спешить? Я могу помочь вам в этом. Поверьте, я знаю в этом толк, – в глазах Жоффрея зажегся таинственный огонь, возможно, это был лишь отблеск пламени факела, но у Анжелики пошли мурашки по спине.

Жоффрей задумчиво посмотрел на неярко светящую из-за облаков луну. Потом снова взглянул на собравшихся, которые притихли, ожидая продолжения.

– Фаза луны сегодня не совсем подходящая, но это небольшое препятствие для ритуала, если кое-что изменить, – совершенно обыденным тоном, словно рассуждая о качестве вина, начал объяснять граф. – Нужно выбрать другое место и поменять жертву.

Анжелике на миг показалось, что она сошла с ума. Ей хотелось проснуться от этого кошмара, уйти с этого абсурдного спектакля, но не могла даже пошевелиться. Единственное, что ей оставалось – слушать спокойные и даже в чем-то научные рассуждения графа о Сатане и способах его вызова. Его размеренная речь и тембр низкого голоса, казалось, заворожили всех вокруг. Де Модрибур, подавшись вперед всем телом, впитывал в себя каждое слово тулузского колдуна, который наконец решился доверить ему свои секреты. Но при этом герцог не забывал крепко держать Анжелику и прижимать нож к ее шее.

– Жертва выбрана неверно. Лучше всего для этих целей подходит девственница, но никак не почти вошедший в мужской возраст юноша.

Анжелика почувствовала, как ее щеки заливаются краской стыда, когда она поняла, на что он намекает. Модрибур нахмурился. Все, о чем рассказывал граф, было известно среди поклонников дьявола, и это означало, что его слова не просто трюк, чтобы отвлечь внимание герцога от Анжелики.

– Так что Вы предлагаете? – наконец проговорил он.

– Поехать на рудник. Там, в штольне, возле печи, символизирующей вход в подземное царство, все должно получиться. Именно там ритуал будет более действенным, даже сегодня, в не совсем удачную ночь.

Де Модрибур не мог решиться. Он не доверял графу, но соблазн был слишком велик.

– Так что, Ваша Светлость? – пристально посмотрел на мужчину де Пейрак. – Вы принимаете мое предложение? Второго шанса у Вас может и не быть.

– Хорошо, – решился герцог.

– Только у меня одно условие, – граф обвел собравшихся тяжелым взглядом. – На руднике мы будем только вчетвером: я, вы и сударыня Анжелика с молодым человеком, – он небрежно кивнул в сторону лежащего на траве юноши.

Герцог нахмурился. Возможность остаться с графом один на один на руднике казалось ему слишком опасной. Жоффрей де Пейрак, словно прочитав мысли мужчины, проговорил:

– Если Ваша Светлость чего-то опасается, то вы можете взять с собой кого-то из слуг, но в штольню войдем только мы. Иначе все будет бесполезно.

– Хорошо, – согласился де Модрибур. – Ты, – обратился он к одному из слуг, толкнув к нему Анжелику. – Связывай девчонку. Потом грузи мальчишку на лошадь и отправляйся за нами. Остальные свободны.

Слуги молча поклонились и бросились исполнять приказы хозяина.

***

Анжелика ерзала в седле, стараясь ослабить веревки, туго стягивающие ей руки за спиной. Её посадили на собственную лошадь. Анри, все еще находящегося без сознания, перекинули через круп лошади герцога и накрыли попоной. Девушка до сих пор не могла осознать реальность происходящего – ее везут приносить в жертву дьяволу, и это предложил сам граф?! Анжелику терзали панический ужас и ярость, она лихорадочно думала, как ей сбежать, но со связанными руками не было смысла пытаться пустить лошадь в галоп. Девушке оставалось лишь сверлить гневным взглядом спину Пейрака, мечтая, чтобы и он, и герцог, едущий позади нее, провалились сквозь землю.

Наконец они подъехали к Аржантьеру. Слуги, сопровождавшие герцога, отстали по его повелительному жесту. Три лошади въехали на территорию рудника. Ночью, без работников, все здесь казалось таинственным и опасным, словно действительно отданным во власть темных сил. Лошади остановились. Граф и герцог спешились, и де Модрибур подошел к лошади Анжелики. Раскричаться, чтобы позвать кого-нибудь на помощь, да и просто высказать мужчине все, что она о нем думает, Анжелика не могла из-за кляпа во рту. Герцог протянул к ней руки, чтобы снять с лошади, и девушка невольно отпрянула, чем вызвала гадкую ухмылку на лице своего врага. Де Модрибур довольно грубо схватил её за талию, заставив девушку поморщиться от боли. Почувствовав под ногами твердую землю, Анжелика попыталась отойти от герцога, но мужчина не отпускал ее.

– Как жаль расставаться с этими пленительными зелеными глазами, – тихо проговорил де Модрибур, нежно проводя пальцами по щеке девушки. – Особенно когда они так сияют яростью, но к сожалению, секреты графа стоят для меня намного дороже вашего милого личика, – шепотом добавил он.

Анжелика попыталась вырваться из его объятий. Она стала еще бледнее, чем раньше, и чувствовала, как гулко бьется сердце у нее в груди.

– Все готово, Ваша Светлость? – к ним подошел Пейрак, держа в руках зажженный факел.

Граф лишь мельком взглянул на девушку, словно она его вовсе не интересовала.

– Мальчику оставим здесь, – посмотрел де Пейрак на Рогье, все еще без сознания лежавшего на земле рядом с лошадьми. – Он нам пока не понадобится.

Герцог не стал спорить. Время было дорого, а темнота шахты могла помочь ему осуществить свой план: как только тулузский колдун раскроет ему свои карты, он избавится и от него, и от девчонки. И чем меньше людей будет при этом будет присутствовать, тем лучше.

Де Модрибур, продолжая держать Анжелику, пошёл вслед за графом к штольне. Несмотря на непроглядную тьму и неяркий свет факела, Жоффрей прекрасно ориентировался на руднике. Когда они вошли под темные своды шахты, то сразу запахло сыростью. Факелы, обычно освещавшие штольню, были потушены и обстановка действительно напоминала спуск под землю, в саму преисподнюю.

Анжелика чувствовала, как дрожь охватывает все ее тело, и если бы она могла обхватить себя руками за плечи, она бы сделала это. С каждым шагом тьма все больше сгущалась, становясь почти осязаемой. Герцог, видимо убежденный, что жертва уже никуда не денется, слегка ослабил хватку. Пейрак приостановился, позволяя ему пройти чуть дальше и, быстро развернувшись, схватил Анжелику за руку и резко дернул к себе. Де Модрибур, не ожидавший подвоха, выпустил ее, и она буквально упала в объятия графа.

– Готовься бежать, – шепнул ей Жоффрей и воткнул факел в землю.

Шахта погрузилась во тьму, и Пейрак толкнул девушку к выходу. Она бросилась бежать, путаясь в длинных юбках и натыкаясь на стены.

– Что происходит?! – прокричал герцог, пытаясь разглядеть хоть что-то в темноте.

– Добро пожаловать в ад,- насмешливо проговорил граф де Пейрак.

Через несколько секунд прозвучал щелчок, а за ним довольно громкий хлопок, который буквально сотряс стены шахты. Сначала сверху посыпались мелкие камушки, за ними последовали более крупные, а пыль, взметнувшаяся вверх, плотным облаком заволокла все вокруг.

Анжелика, едва успевшая выбежать из шахты до обрушения, закашлялась так, что на глазах выступили слезы. Она развернулась и с тревогой и испугом начала всматриваться в черный провал шахты. Какое-то время все было тихо, а потом девушка услышала шаги. Весь обсыпанный пылью, потерявший шляпу и прихрамывающий еще больше, чем обычно, из штольни появился Жоффрей де Пейрак. Девушка чуть было не бросилась к нему навстречу, но, уже было сделав шаг, замерла в нерешительности. Несколько долгих секунд она наблюдала за тем, как граф подходит к ней, не зная, чего ожидать от него после того спектакля, что он устроил. Она чуть вздрогнула, когда его руки коснулись ее запястий, чтобы развязать веревки.

– Занятная вышла прогулка, как вы считаете, сударыня? – улыбаясь, проговорил он с ноткой иронии в голосе. – Настоящее приключение.

Он улыбается?! Он считает это забавным?! Да она чуть с ума не сошла, когда думала, что он умер! Эта насмешливая улыбка настолько разозлила Анжелику, что, как только ее руки освободились от пут, она залепила графу звонкую пощечину.

Мужчина стоял, как громом пораженный, и растерянно смотрел на девушку. Сама же Анжелика, выпрямив спину и гордо вскинув голову, пошла в сторону стоящих в стороне лошадей. Склонившись к Анри, который только что пришел в себя и теперь непонимающе озирался вокруг, она нежно провела рукой по его щеке.

– Мадемуазель де Сансе, как вы здесь оказались? Я помню только, что какие-то люди в черных плащах зашли в пещеру и схватили меня и Мелюзину.

– Все хорошо, Анри. Все кончилось, – проговорила девушка, ободряюще улыбаясь ему. – Сможешь встать? – протянула она ему руку.

Рогье встал, слегка пошатываясь. Только тут он заметил высокого господина в черном и невольно вздрогнул.

– Граф де Пейрак, – кивнул ему мужчина. – В седельной сумке есть одежда.

– Анри Рогье, – склонил голову бывший паж. – Благодарю вас, сударь.

Анжелика вытащила одежду и протянула ее Анри. Он отошел в сторону, чтобы одеться, а Анжелика и граф остались наедине. Девушка села в седло. Она чувствовала себя смертельно усталой. На смену страху и ярости пришло безразличие, и все, чего ей хотелось сейчас – немедленно уехать.

– Граф, – обратилась она к мужчине, не поворачивая голову в его сторону.

– Да? – голос Пейрака звучал без каких-либо эмоций.

– Что с герцогом? Он мертв? – на последнем слове ее голос невольно дрогнул.

– Он остался в шахте. Жив он или мертв – я не знаю, но до завтра его Светлость точно останется там.

– Хорошо, – прошептала девушка.

– Куда вы сейчас направляетесь? – спросил граф.

– Домой, в замок.

– Анри Рогье поедет с Вами? – в голосе Пейрака прозвучали нотки ревности, но казалось, Анжелика не заметила этого.

– Да, думаю оставлять его у Мелюзины или отправлять в Пуатье после случившегося будет неразумно. К тому же, он будет еще одним свидетелем порочности герцога.

– Я провожу Вас, – тоном, не терпящем возражений, проговорил Жоффрей.

Анжелика промолчала, зная, что он сделает это в любом случае, хочет она этого или нет. И если честно, несмотря на сегодняшнее жуткое происшествие, она до сих пор чувствовала себя удивительно спокойно рядом с таинственным графом-колдуном.

Анри вернулся и сел на лошадь герцога. Покинув рудник, они поехали объездной тропой, чтобы не столкнуться со слугами герцога.

 

Читайте также:

Оставить комментарий

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz