Фанфик «Маленькая фея». Часть 03 – Баронесса унылого платья. Автор Чеширская Кошка PG-13

Граф де Пейрак стоял около окна в парадной гостиной замка дю Плесси-Бельер и разглядывал раскинувшийся перед его глазами великолепный парк. Ему было отчаянно скучно среди всех этих господ и дам, которые смотрели на него кто с любопытством, а кто и с плохо скрываемым страхом. Поначалу его это забавляло, но сейчас стало откровенно раздражать. Некая графиня де Ришвиль достаточно откровенно флиртовала с ним, но он, отделавшись парой комплиментов и несколькими саркастичными замечаниями, поспешил покинуть ее.Теперь де Пейрак стоял в зале у окна, расположенном около выхода, и думал, как бы незаметно улизнуть отсюда, чтобы не обидеть хозяина замка. Если бы ни письмо Молина, который просил его срочно приехать, чтобы разрешить какие-то проблемы с работами на руднике, и не случайная встреча с маркизом дю Плесси-Бельером, вряд ли бы он оказался здесь сегодня вечером.

Здесь же был и принц Конде, и хотя Жоффрею было странно видеть принца крови в такой глухой провинции, это, в сущности, его не касалось. Он уже намеревался найти маркиза дю Плесси-Бельера, и попрощавшись, отправиться в путь, как два силуэта, идущие по главной аллее парка, привлекли его внимание. Когда они подошли ближе, граф узнал барона де Сансе и его дочь Анжелику.

Девочка была одета в длинное серое платье с белым кружевным воротником, и больше не походила на маленькую фею, которую он встретил на дороге в лесу. В этой девочке, пока еще несмело, проглядывал призрак будущей девушки. Гордая осанка и природная гибкость, даже не смотря на подростковую угловатость, заставляли обратить на себя внимание. Граф видел, как среди дам, гуляющих в саду, прошел шепот, и усмехнулся. Ему почему-то не хотелось, чтобы Анжелика видела его среди гостей, поэтому он отступил в тень роскошной бархатной портьеры. Девочка и так была смущена и держалась скованно, его присутствие могло еще больше смутить ребенка.

Лакей объявил: «Мессир барон де Ридуэ де Сансе де Монтелу!» — наступило внезапное молчание, прерываемое лишь приглушенными смешками.

— Дорогой кузен, — вскричал маркиз дю Плесси-Бельер, — как любезно с вашей стороны, что вы столь быстро откликнулись на наше приглашение и привели с собой вашу очаровательную дочь. Анжелика, вы еще больше похорошели с тех пор, как я видел вас. Разве не так?

И, повернувшись к своей жене, он спросил:

— Не правда ли, она похожа на ангела?

— Сущий ангел! — согласилась маркиза, которой уже удалось взять себя в руки. — Если ее приодеть, она будет просто божественна. Душенька, сядьте на этот табурет, чтобы мы могли налюбоваться вами в свое удовольствие.

— Дорогой кузен, — сказал Арман де Сансе, и его хрипловатый голос странно прозвучал в этом жеманном салоне, — я хотел бы неотлагательно побеседовать с вами о важных делах.

Маркиз изумленно поднял брови.

— Вот как? Я вас слушаю.

— Простите, но это сугубо приватный разговор. Маркиз дю Плесси бросил на присутствующих покорный взгляд, в котором, однако, сквозила насмешка.

— Прекрасно! Прекрасно, дорогой кузен. Коли так, пройдемте ко мне в кабинет. Сударыни, извините нас… Мы скоро вернемся.

Жоффрей проводил взглядом удаляющихся мужчин, а сам остался стоять возле входа в залу. Анжелика сидела на табурете. Взгляды всех дам, сидевших возле маркизы дю Плесси-Бельер, устремились на Анжелику.

— Дорогая, — пропищала одна из дам, — у нее же прелестные волосы, но они не знали настоящего ухода.

— А грудь для пятнадцати лет чересчур мала.

— Но, милая моя, ей только-только тринадцать.

— Если вы желаете знать мое мнение, Анриетта, то прямо скажу вам: ее уже не обтесать!

Граф ухмыльнулся: “Насмехайтесь, насмехайтесь, дорогуши. Пройдет совсем немного времени, и она затмит всех вас!”

— Как хотите, но у нее зеленые глаза, — воскликнула графиня де Ришвиль, — а зеленые глаза, как и изумруд, приносят несчастье!

— Это же такой необычный цвет, — возразила другая дама.

— Но они лишены обаяния. Посмотрите, какой холодный взгляд у этой девочки. Нет, право, я не терплю зеленые глаза.

Де Пейрак видел, как руки Анжелики сжались в кулачки, а спина стала еще прямее:

— Конечно, сударыня, — прозвучал звонкий голос девочки, — спору нет, голубые глаза настоятеля Ньельского аббатства нежнее… и приносят вам счастье, — тише добавила она.

Наступила мертвая тишина. Несколько дам прыснули со смеху, но тут же замолкли. Все растерянно переглядывались, словно не веря, что такие слова смогла произнести эта сидевшая с невозмутимым видом девочка.

Жоффрей чуть не рассмеялся в голос, он мысленно поаплодировал маленькой баронессе де Сансе. Бойкая и дерзкая на язычок девчонка никому не позволит себя унижать.

Краска залила лицо и даже шею графини де Ришвиль.

— Да я же ее знаю! — воскликнула она, но тут же от досады прикусила губу.

Все в изумлении уставились на Анжелику. Маркиза дю Плесси, славившаяся своим злоязычием, снова прикрыла лицо веером, скрывая насмешливую улыбку. Но теперь уже она прятала ее от соседки.

— Филипп! Филипп! — позвала она, чтобы выйти из неловкого положения. — Где мой сын? Мессир де Бар, будьте так добры, пригласите сюда полковника.

Через вход из галереи появился шестнадцатилетний маркиз дю Плесси-Бельер. Молодой красавиц, такой же напыщенный, как и большинство обласканных судьбой подростков богатых аристократов. Маркиза сказала:

— Филипп, эта твоя кузина де Сансе. Проводи ее к танцам. В обществе молодых людей ей будет веселее, чем с нами.

Не дожидаясь приглашения кузена, Анжелика встала. Юный сеньор смотрел на мать с нескрываемым возмущением. «Как, — казалось, говорил он, — как осмеливаетесь вы навязывать мне так дурно одетую девчонку!»

Де Пейрак подумал: “Юный болван не понимает, какое сокровище он видит перед собой…” Граф с удивлением поймал себя на мысли, что ему не хотелось оставлять девочку в обществе этого молокососа, который смотрел на нее со смесью брезгливости и презрения. Жоффрей еле удержался от того, чтобы не выйти вперед и не перехватить руку Анжелики, уже готовую лечь в ладонь кузена. Откуда это навязчивое стремление опекать девчонку?

— Идемте, кузина.

Филипп молча довел ее до входа в галерею, где пажам и молодым сеньорам его возраста было разрешено резвиться в свое удовольствие.

— Расступитесь! Расступитесь! — неожиданно крикнул юный маркиз. — Друзья, представляю вам мою кузину, баронессу Унылого платья!

Раздался дружный хохот, их окружили молодые люди. Анжелика немного ошарашенная выходкой кузена, несмело улыбнулась. Один из подростков спросил её:

— Вы умеете танцевать, мадемуазель?

— Немного.

— Правда? А какие танцы?

— Бурре, ригодон, умею водить хоровод…

Ее слова вызвали новый взрыв хохота.

— Ха-ха-ха! Филипп, что за птицу ты нам привел? А ну-ка, мессиры, давайте тянуть жребий! Кто будет танцевать с этой пастушкой? Есть любители бурре? Уф!.. Уф!.. Уф!..

И тут Анжелика выдернула свою руку из руки Филиппа и бросилась прочь.

Жоффрей тихо выругался. Молодежь продолжала веселиться. Он вышел в галерею, и тут же все смешки стихли.

– Приветствую вас, господа, – негромко сказал он.

Несколько пажей испуганно отступили. Филипп дю Плесси-Бельер заносчиво спросил:

– С кем имею честь?

– Граф Жоффрей де Пейрак де Моран д’Ирристрю. Позвольте осведомиться, где ваша кузина?

– Я не знаю. Она убежала от нас. Совершенно невоспитанная девчонка.

– Графу, видимо, по вкусу маленькие пастушки, – съязвил кто-то из пажей.

– Вы еще так глупы и невежественны, – усмехнулся граф. – Что мне совершенно не хочется тратить на вас свое время, но запомните: пройдут годы и Вы будете вспоминать этот вечер с тоской и горечью, как самый лучший вечер в вашей жизни, – сказал он, посмотрев прямо в глаза юному маркизу, смутившемуся под его пронзительным взглядом.

Жоффрей вышел в сад. Оставаться среди этих господ не было никаких сил. Он лишь надеялся, что у девочки хватит ума дождаться отца, а не сбежать отсюда, куда глаза глядят, как хотелось ему самому. Граф углубился в парк, который был окутан вечерним туманом. Мужчина понимал, что скорей всего ему придется остаться здесь до утра. Отправляться в путь в столь поздний час было опасно. Тут он наткнулся на туфельки, небрежно раскиданные на земле. Посмотрев наверх, он увидел детскую фигурку, ловко соскальзывающую со стены. Анжелика искала место, где оставила свою обувь и поняв, что кто-то стоит рядом с её туфельками, испуганно отступила назад.

– Простите, мадемуазель де Сансе, я не хотел Вас напугать, – поклонился ей Жоффрей.

– Граф? – выдохнула девочка, и сделала реверанс, как учила её тетушка Пюльшери. – Я и не знала, что Вы здесь.

– Могу я спросить, что Вы здесь делали? – осведомился граф.

– Как и положено феям – заглядывала к людям в окна, – улыбнулась в ответ девочка, и стала обуваться.

Он рассмеялся:

– И что же Вы увидели?

Улыбка тут же сошла с лица ребенка, она опустила голову:

– Ничего.

Анжелика попробовала бочком обойти его и сбежать. Де Пейрак удивился столь резкой перемене в этом лукавом бесенке, и направился следом за ней. Она остановилась и посмотрела вдаль. Жоффрей проследил её взгляд – на лужайке, в свете факелов, играли молодые люди.

– Когда-нибудь он склонится пред мной… Они все склонятся, – прошептала она как клятву, как обещание.

Граф посмотрел на нее и поверил, такая уверенность читалась на ее юном личике. Возможно, даже он склонится перед ней, когда-нибудь…

“А Вы тщеславны, маленькая баронесса,” – подумал он.

Вскоре ночная прохлада и сырость загнала всех в дом.

Они зашли в замок. Стук фаянсовых тарелок и звон хрусталя доносился из зал и галерей, где гости уже расселись за красиво расставленными столами, покрытыми кружевными скатертями. За каждым из столов собралось человек по десять.

Анжелика остановилась на пороге самой большой залы и увидела принца Конде в окружении маркизы дю Плесси, герцогини де Бофор и графини де Ришвиль. Кроме них, трапезу принца разделяли маркиз дю Плесси с сыном и несколько дам и молодых сеньоров. Грубая коричневая сутана монаха Экзили казалась неуместной в этом море кружев, лент и роскошных материй, расшитых золотом и серебром. Будь здесь барон де Сансе, его костюм тоже выглядел бы по-монашески суровым. Но сколько Анжелика ни вглядывалась, отца она не видела нигде.

На ее личике проступила какая-то отчаянная решимость. Она устремилась вперед, к столу.

— Боже, кто это к нам идет? — воскликнула герцогиня де Бофор.

Маркиза дю Плесси обернулась, увидела Анжелику и опять поспешила призвать на помощь своего сына:

— Филипп! Филипп! Будьте так милы, дружок, проводите вашу кузину де Сансе к столу фрейлин.

Молодой человек угрюмо покосился на Анжелику — Вот табурет, — указал он ей на свободное место рядом с собой.

— Да не сюда, не сюда, Филипп. Ведь вы оставили это место для мадемуазель де Санли.

Мадемуазель де Санли могла бы поторопиться.

— Когда пожалует сюда, то увидит, что ей нашлась замена… и недурная, — насмешливо ответил Филипп.

Сидящие за столом засмеялись.

Анжелика все же села. Она зашла слишком далеко, чтобы отступать. Она не решалась спросить, где ее отец, у нее кружилась голова от ослепительной игры света на брильянтах всех этих дам, на гранях бокалов, графинов, на столовом серебре. Словно бросая всем вызов, она сидела очень прямо, откинув назад голову с тяжелой шапкой золотых волос. Ей показалось, что некоторые сеньоры поглядывают на нее с интересом. Сидевший почти напротив принц Конде внимательно и нагло посмотрел на нее глазами хищной птицы.

— Черт побери, что за странные у вас родственники, маркиз! Кто эта дикая серая утка? — обратился он к дю Плесси.

— Наша юная провинциальная кузина, ваше высочество. Ах, можете меня пожалеть: даже нынче вечером, вместо того чтобы слушать музыкантов и очаровательную беседу наших дам, я битых два часа выдерживал натиск барона, ее отца, до сих пор меня преследует запах, который исходит у него изо рта. Поистине к нему можно было бы отнести слов нашего поэта циника Аржантея:

Я скажу без обмана, что смрад мертвеца
И зловонье клозета не столь велики…

Все вокруг услужливо захихикали.

Де Пейрак стоял возле входа, наблюдая все эту сцену. Ему было интересно, что задумала маленькая плутовка. То, что у нее есть какой-то план, он даже не сомневался.

— Знаете, чего он от меня требовал? — продолжал маркиз, жеманно смахивая с век слезинку, набежавшую от смеха. — Держу пари, ни за что не угадаете! Я, видите ли, должен добиться, чтобы его освободили от налогов на каких-то там его мулов и на производство — одно слово чего стоит! — на производство свинца, который, по его утверждению, лежит прямо в слитках под грядками баронского огорода. Таких глупостей мне еще не приходилось слышать!

— Пропади они пропадом, все эти голодранцы! — проворчал принц. — Своими деревенскими повадками они позорят наши вербы.

Дамы давились от смеха.

— А вы видели, какое у него перо на шляпе?

— А башмаки? На каблуках солома налипла.

Анжелика бросила взгляд и встретилась с холодными голубыми глазами красавчика кузена. Он смотрел на нее как-то странно.

Она сильно побледнела и вспомнила, как несколько часов назад залилась краской графиня де Ришвиль, когда она, Анжелика, среди воцарившегося вдруг молчания бросила ей в лицо дерзкую реплику. Значит, есть что-то, чего боятся эти наглые люди…

И «кузина де Сансе» глубоко вздохнула, собираясь с духом.

— Может, мы и голодранцы, — сказала она очень громко, четко выговаривая каждое слово, — но зато мы не замышляем отравить короля!

Как и в тот раз, смех застыл на губах гостей, наступило тягостное молчание, так что сидевшие за соседними столами тоже почувствовали, что произошло что-то неладное. Разговоры стихли, оживление спало, и все устремили свои взоры на принца Конде.

Жоффрей вздрогнул. Он, в отличие от всех остальных, смотрел на Анжелику, застывшую с прямой спиной и смотрящую прямо на принца Конде.

— Кто… кто… кто? — заикаясь, начал маркиз дю Плесси, но так и не закончил фразы.

— Какие странные слова, — проговорил наконец принц, с трудом сдерживая себя. — Эта юная особа не умеет вести себя в обществе. Она все еще живет сказками своей кормилицы…

— Мне сказали, что синьор Экзили самый большой знаток в ядах во всем королевстве, — сказала она, наклонив голову.

Новый камень, брошенный в воду, вызвал настоящую бурю. Испуганный шепот пробежал по зале.

Граф внезапно осознал, что слова девочки были не просто детскими фантазиями.

“- И что же Вы увидели?

– Ничего. ”

Неужели за этим “ничего” скрывался заговор против короля?

Мужчина почувствовал, как по спине прошелся холодок. Сумасбродка! Вряд ли она понимала, в какую опасную игру ввязалась. В смертельно опасную игру…

— О, в эту девчонку вселился сам дьявол! — воскликнула маркиза дю Плесси, в ярости кусая свой кружевной платочек. — Она уже вторично позорит меня! Сначала сидит, как кукла со стеклянными глазами, а потом вдруг раскрывает рот и изрекает чудовищные вещи!

— Чудовищные? Чем же они чудовищны? — мягко возразил принц, не сводя с Анжелики глаз. — Будь они правдой, тогда они были бы чудовищны. Но ведь это всего-навсего пустые выдумки маленькой девочки, которая не умеет молчать.

— Когда мне захочется, тогда я замолчу, — бросила в ответ Анжелика.

— А когда вам захочется, мадемуазель?

— Когда вы перестанете оскорблять моего отца и согласитесь предоставить ему те ничтожные льготы, о которых он просит.

Лицо принца Конде вдруг стало мрачнее тучи. Дело принимало явно скандальный оборот. Толпившиеся в глубине галереи люди встали на стулья, чтобы лучше видеть.

– Господа! – привлек к себе внимание де Пейрак. – Не стоит обращать столько внимания на детские выдумки. Баронесса де Сансе, скорее всего, просто услышала разговоры пажей. Молодые люди обожают сплетничать и пересказывать подробности различных заговоров и переворотов. Ведь так, мадемуазель? – повернулся к ней граф, мысленно прося подтвердить его версию.

– Да, – кивнула Анжелика. – Я просто слышала разговор пажей. Простите я не хотела ничего плохого, – самым невинным тоном произнесла она, наивно распахнув глаза.

Она встала со стула и поклонилась в глубоком реверансе:

– Простите меня, ваше высочество, я не хотела никого оскорбить или взволновать, – извинилась девочка с нежнейшей улыбкой на устах.

— Черт бы их побрал, этих сопляков, вечно они подслушивают под дверью! — пробурчал принц. — Как вас зовут, мадемуазель?

— Анжелика де Сансе.

— Послушайте, мадемуазель де Сансе, нехорошо повторять, да еще невпопад, слова, которых девочке вашего возраста не понять. Это может повредить вам и вашей семье. Я забуду об этом инциденте. Даже больше того, займусь делом вашего отца и посмотрю, не смогу ли я чем-нибудь ему помочь. Но кто поручится мне, что вы будете молчать?

Анжелика подняла на него свои зеленые глаза.

— Я умею так же хорошо молчать, когда со мной справедливы, как и отвечать, когда меня оскорбляют.

— Клянусь честью, когда вы станете женщиной, мужчины будут сходить из-за вас с ума! — проговорил принц.

Жоффрей, увидев, что обстановка начинает разряжаться, подозвал пажа с гитарой, и улыбнувшись, обратился к принцу Конде:

– Ваше высочество позволит мне спеть для наших прекрасных дам?

– Граф де Пейрак, слава о Вашем таланте дошла до самых отдаленных уголков Франции. Всем здесь было бы очень приятно услышать Ваши песни,- задумчиво проговорил принц.

Жоффрей заиграл одну из старинных французских баллад. Граф видел, как Анжелика склонилась в реверансе перед маркизой дю Плесси, видимо прося прощения за свою выходку и спрашивая разрешения удалиться. Он начал петь, когда девочка уже шла к выходу из галереи. Она замерла и оглянулась. Найдя глазами исполнителя, она несмело улыбнулась ему и поспешила прочь. На входе она столкнулась с отцом, бароном де Сансе.

— Анжелика, ты сведешь меня с ума! — вздохнул он. — Вот уже больше трех часов я в поисках тебя мечусь среди ночи между нашим замком, домом Молина и Плесси. Ну и денек, дитя мое, ну и денек!

— Уйдем отсюда, отец, уйдем скорее, прошу тебя, — сказала Анжелика.

Они уже вышли на крыльцо, как вдруг услышали голос маркиза дю Плесси.

— Минутку, дорогой кузен. Принц хотел бы с вами побеседовать по поводу таможенных пошлин, о которых вы мне говорили…

Дальнейшего Анжелика не услышала, так как отец с маркизом вошли в замок.

Она присела на последнюю ступеньку лестницы и стала ждать отца. Она вдруг почувствовала себя какой-то опустошенной — ни мыслей, ни желаний. Маленький белый грифон подошел к ней, обнюхал ее ноги. Она машинально погладила его.

– Это было очень неразумно, – услышала она знакомый голос.

Анжелика вскочила на ноги и обернулась. Граф де Пейрак, хромая, медленно спускался по ступенькам.

– А что произошло с Вашей ногой? – спросила девочка.

– Когда я был младенцем, на деревню, где жила моя кормилица, напали. Меня выбросили в окно, наградив шрамами и сломанной ногой.

– Ужас, – передернула плечами Анжелика, представив себе младенца, лежавшего в крови.

– Анжелика, – поравнялся с девочкой граф. – Надеюсь, все то, что вы сказали принцу, – выдумка?

Под пристальных взглядом темных глаз мужчины девочка стушевалась. Она опустила голову, рассматривая туфельки.

– Анжелика? – уже более требовательным тоном проговорил Жоффрей.

Девочка вздрогнула и замотала головой:

– Нет.

Она сошла по ступенек и направилась к той стене замка, откуда спустилась ранее. Де Пейрак последовал за ней.

– Там был ларец. В нем был яд и какие-то письма, – прошептала она. – Я спрятала его.

Девочка посмотрела на башенки, украшающие замок. Жоффрей все понял:

– Сможете достать?

– Да.

Убедившись, что в саду никого нет, девочка уже второй раз за вечер скинула обувь, и с проворством акробата, залезла на знакомый карниз. Оттуда она осторожно дошла до башенки, и запустив ручку в окошко, вытащила ларец. Проделав обратный путь, она передала ларец графу. Потом легко спрыгнула на землю. Жоффрей раскрыл сундучок и осторожно взял флакончик, покрутив в руках. Поморщился: “Вот оно, хваленое аристократическое общество”.

– Что Вы будете с ним делать? – спросила Анжелика после того, как граф закрыл ларец.

– Выброшу его в реку, – он посмотрел на девочку.

На миг ему стало страшно за нее. Мужчина взял её за плечи:

– Анжелика, быть замешанной в интриги великосветских господ очень опасно. Им ничего не стоит при случае убить вас.

Глаза девочки расширились от испуга.

– Не волнуйтесь, я уверен, что ваша выходка была слишком дерзкой, чтобы всерьез подумать, что вы причастны к пропаже, но все же будьте осторожны, – поспешил успокоить ее Жоффрей.

– Я скоро уезжаю в монастырь, – прошептала она.

– Вот и хорошо, – кивнул граф, – Пока вас не будет, все забудут эту историю с ядом. Запомните, никому и никогда не рассказывайте об этом. Словно ничего и не было.

Девочка медленно кивнула.

Они подошли обратно к крыльцу.

– Оставайтесь здесь и ждите отца, – сказал ей Жоффрей, погладив по голове, а потом задумчиво продолжал:

– Когда мы в следующий раз встретимся, мадемуазель, Вы уже будете взрослой. Вас будут учить, как быть дамой, такой же, как вы видели сегодня, и многое из этого Вам пригодится. Но прошу Вас, не давайте никому загасить это огонек в ваших глазах. Оставайтесь всегда той отважной феей, что встретилась мне в лесу. Прощайте, Анжелика де Сансе, – Жоффрей де Пейрак поклонился ей, и повернувшись, пошел в ту сторону, где слышался шум реки.

Нужно было поскорей избавиться от смертельно опасной находки. А также по возвращению в Тулузу нанять надежных людей, чтобы следили и охраняли маленькую баронессу, пока он не будет уверен, что история с ядом действительно забыта и девочка вне опасности.

Когда барон де Сансе снова вышел из замка, он прежде всего схватил дочь за руку.

— Я боялся, что ты снова удерешь. Ты просто чертенок. Принц Конде наговорил мне такие странные комплименты в твой адрес, что я уже подумывал, не извиниться ли мне за то, что я произвел тебя на свет.

***

Немного позже, когда они тряслись в темноте на своих неторопливо семенящих коне и муле, барон де Сансе, покачав головой, снова заговорил:

— Не пойму я этих людей. Сначала над моими словами смеются. Маркиз с цифрами в руках доказывает, насколько ему живется труднее, чем мне. Меня отпускают, даже не предложив промочить горло стаканом вина, а потом ни с того ни с сего догоняют и дают обещание сделать все, что я захочу. Как заверил меня его высочество, уже с будущего месяца я получу освобождение от таможенных пошлин.

— Тем лучше, отец, — тихо проговорила Анжелика.

Она слушала доносившуюся из темноты ночную песнь жаб — верный признак близости болот и, следовательно, их старого замка. И вдруг ей захотелось плакать.

— Как ты думаешь, маркиза дю Плесси возьмет тебя к себе в фрейлины? — спросил барон.

— О нет, не думаю, — сладким голоском ответила Анжелика.

 

Читайте также:

Оставить комментарий

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Notify of