Фанфик «Маленькая фея». Часть 07 – Там тебя ждут неприятности… Автор Чеширская Кошка PG-13

Анжелика набрала в ладони холодной воды из ручья, и отпив немного, плеснула себе на лицо. Они с Анри остановились возле ручья передохнуть и пополнить запасы воды. Их невольный побег длился уже день, и они порядком устали и проголодались. Запас еды у них конечно был, но довольно скудный, а дорога до замка была неблизкой. На тот момент они уже довольно далеко углубились в лес, чтобы избежать неприятной встречи с погоней, которую пустили по их следу.

Анжелика, освежившись, встала в полный рост и глубоко вдохнула, впитывая в себя все звуки и запахи леса. Покинув каменные стены монастыря и шумные улицы города, она наконец почувствовала себя свободной, почувствовала себя прежней. Ей, хотелось снять ненавистные туфли и бежать, бежать босиком по лесным тропинкам, ни о чем не думая и ни о чем не беспокоясь.

– Анжелика, – голос Анри вернул ее в реальность.

Она обернулась.

– Нам пора, если мы хотим успеть еще немного проехать до темноты.

– Да, – девушка поправила платье, сняла с ветки свой плащ, и накинув его, подошла к молодому человеку, держащему под уздцы коня.

Он помог ей взобраться в седло, а сам сел позади.

Беглецы не спеша ехали по лесной тропе. К сумеркам они подъехали к той части леса, которая была Анжелике знакома. Тут уже чувствовалась близость болот, порывы ветра доносили до них специфический запах и пробирающую до костей сырость.

Девушка, ощутив близость родных мест, расслабилась, перестала прислушиваться к малейшем шорохам, стала спокойнее. Они устроились с Анри на ночь, развели небольшой костер и закутались в попону, предусмотрительно захваченную молодым человеком. Потом поужинали тем немногим, что у них было.

– Жаль, у нас с собой нет ни лука, ни веревки, может, удалось бы поймать дичь, – вздохнул Анри, складывая остатки еды в походный мешок.

– Может, удастся купить еды на постоялом дворе, – пожала плечами девушка. Она была слишком утомлена, чтобы думать о завтрашнем дне, и единственное, чего ей хотелось, – это закрыть глаза и уснуть. Анжелика сама не заметила, как глаза закрылись, а голова опустилась на плечо молодого человека.

– Прости, – внезапно встрепенулась она и отстранилась от спутника.

– Все хорошо, – улыбнулся парень. – Я тоже устал.

Он прислонился к стволу дерева, возле которого они устроили привал, и подкинул хвороста в костер.

– Поспи, Анжелика, – он легко поцеловал ее в лоб. – Отдохни, моя маленькая подружка, – прошептал он, и сам себе улыбнулся.

Кто же знал, что их детская шалость, это короткое и сумбурное свидание на кафедре, к счастью, так ничем и не завершившееся, за что стоит сказать спасибо господину Венсану, затронет так глубоко его сердце.

Анри помнил, как после первой встречи с Анжеликой ему еще долго снились зеленые глаза девушки, и он невольно оборачивался на светловолосых девушек, встречающихся ему на пути.

Как счастлив он был, когда вернулся в город после двухлетнего отсутствия и увидел ее у ворот монастыря!

Она была все такой же прекрасной – ее нельзя было перепутать ни с какой другой девушкой, нельзя было забыть, и сердце Анри рванулось к ней навстречу. Но каково же было его разочарование, когда он понял, что она его совершенно не помнит.

С тех пор, как он увидел Анжелику, Анри был готов каждый день бегать и ждать ее возле монастырских ворот, но обязанности брата при семи сестрах не давали ему такой возможности. Уходя из пажей, он твердо принял решение вступить в орден мальтийских рыцарей, но сейчас, ощущая тепло прильнувшей к нему девушки, он невольно размечтался о том, как возьмет Анжелику в жены, и у них родятся чудесные дети.

Мечты настолько прекрасные, насколько и несбыточные. Он ничего ни мог предложить этой девушке, кроме своей любви и заботы, но для юной баронессы этого было слишком мало.

Анжелика пошевелилась во сне и что-то пробормотала. Анри грустно улыбнулся и тоже закрыл глаза – завтра им предстоял долгий путь.

***

Герцог смотрел в окно кареты на серую громаду замка, возвышающуюся над деревьями. Замок, несмотря на свои внушительные размеры, выглядел обветшалым. Было видно, что у хозяев не хватает средств на поддержание его в должном виде. Богатством тут и не пахло, но это не имело значения, потому что девушка, полностью завладевшая мыслями герцога, была сама по себе бесценным сокровищем, и он готов был заплатить любую цену, чтобы заполучить ее.

– Подъезжаем, ваша светлость.

Де Модрибур кивнул, давая понять, что слуга был услышан. Кучер недовольно покачал головой, с тревогой смотря на взмыленных лошадей: герцог велел гнать во весь опор, нисколько не заботясь о бедных животных. Они переночевали на постоялом дворе, где слуга герцога осторожно расспрашивал, не видел ли кто пару – красивую светловолосую девушку и молодого человека, возможно, представляющихся братом и сестрой. Таких постояльцев не было, и проходящих мимо путников, подходящих под описание, тоже не встречалось.

Кучер краем уха слышал, что такая спешка была из-за девчонки, сбежавшей из монастыря. Мужчина поежился и сильнее запахнул плащ. Ему не очень-то нравилось служить герцогу, слишком страшные слухи ходили о нем, но найти теплое местечко в его возрасте было трудно, так что, скрепя сердце, он старался ни вникать в дела хозяина, а просто исполнять то, что от него требовалось.

Тем временем они подъехали к воротам замка.

– Кто прибыл? – строго спросил высокий пожилой мужчина с пикой в одной руке.

– Герцог де Модрибур к барону де Сансе, – высунувшись из окна кареты прокричал слуга.

– Герцог?! – растерянно повторил Гильом Люцен. – Проезжайте, господа.

Карета въехала во двор замка. Слуги, побросав свои дела, замерли и с любопытством стали рассматривать незнакомую карету с гербом де Модрибура. Герцог с оттенком брезгливости оглядел двор и вышел из кареты навстречу спешившему к нему барону де Сансе.

Хозяин замка был одет едва ли лучше своих слуг, но все же одежда его была сшита из более добротных тканей и украшена скромным белоснежным воротником. Он напоминал скорее зажиточного буржуа, чем славного потомка рыцарского рода.

– Ваша светлость, – поклонился барон де Сансе гостю. – Чем обязан столь неожиданному визиту?

Де Модрибур чуть кивнул в знак приветствия:

– К сожалению, барон, я принес вам неприятные известия, – картинно вздохнул гость. – Но давайте пройдем в более уединённое место, подальше от нескромных ушей.

Встревоженный хозяин проводил герцога в главный зал замка. Пламя очага и несколько тускло горящих свечей не могли до конца рассеять густую темень, веками накапливающуюся под высокими старинными сводами. На стенах, позеленевших от сырости, висели некогда роскошные гобелены, пребывающие ныне в столь жалком состоянии, что невозможно было разобрать, что за сцены изображены на них, и только с молчаливой укоризной на зрителя глядели с протертых до дыр и побитых молью полотнищ чьи-то мертвенно-бледные лики.

Дав указания слугам принести вина и сыра, барон предложил герцогу присесть. Дождавшись момента, когда слуги, сервировавшие стол, наконец удалились, герцог начал разговор.

– Я являюсь давним знакомым матери–настоятельницы монастыря урсулинок в Пуатье, и без ложной скромности могу сказать, что жертвую туда ежегодно приличную сумму из своих доходов. И в мой последний приезд я нашел уважаемую служительницу Господа нашего в очень встревоженном состоянии.

– Что же случилось в монастыре? Неужели снова болезнь? Одна из моих дочерей скончалась во время эпидемии несколько лет назад. Слава Господу, что Ортанс и Анжелику миновала данная участь, – покачав головой, вздохнул барон.

– Нет-нет, – поспешил успокоить мужчину де Модрибур. – В городе и в самом монастыре все здоровы, но вот Ваша дочь – Анжелика… Я не знаю, как Вам это сказать, но два дня назад она сбежала с неизвестным молодым человеком.

– Молодым человеком? – повторил барон де Сансе последние слова гостя, стараясь осознать их смысл, а затем тяжело опустится в соседнее кресло и прикрыл глаза рукой:

– Анжелика всегда была непослушной. Могла целыми днями бегать по лесам с ватагой деревенских мальчишек, но я никогда особо не обращал на это внимание. Думал, что с возрастом и посредством строгого воспитания в стенах монастыря она превратится в добродетельную и скромную девушку, но видимо, я ошибся… – голос барона звучал глухо. – Вы знаете кто этот молодой человек, с которым она сбежала?

– Нет, мне неизвестно его имя, но пару раз его видели возле стен монастыря, когда воспитанницы раздавали милостыню. Сама девушка говорила, что это ее брат.

– Это может быть правдой! – оживился отец Анжелики. – В Пуатье у иезуитов также учатся её братья, Раймон и Гонтран.

– Маловероятно, зачем брату похищать сестру из стен монастыря? – развеял надежды барона де Сансе герцог.- Нам остается лишь надеяться, что девушка вернется в лоно семьи.

– Конечно, – согласился барон. – Но даже тогда её репутация уже будет непоправимо испорчена, и найти ей хорошего супруга станет весьма проблематично. У нее даже нет достойного приданого, чтобы потенциальный супруг мог закрыть на такое глаза. Боюсь, как бы Анжелика не повторила судьбу своих тетушек…

– Не убивайтесь так, барон, – поспешил утешить его де Модрибур, но не успел он продолжить, как из-за двери послышался женский голос.

– Арман, что-то случилось? – в зал вошла высокая статная женщина в простом платье и скромном чепчике.

Когда-то она была довольно красива, но сейчас обветренное от деревенского воздуха лицо, преждевременно увядшее от многочисленных родов, портила еще и нездоровая бледность.

– Ваша светлость, моя супруга, баронесса де Сансе, – представил вошедшую барон.

– Добро пожаловать, месье. Простите, я не знала, что у нас гости, – присела она в небольшом реверансе и тут же схватилась за руку стоящего рядом мужа.

– Мадам, – герцог галантно поклонился. – Ни к чему беспокоиться. Никто не знал о моем приезде. Я прибыл из Пуатье.

– Что-то случилось с Анжеликой? – встревожилась она.

– Нет, моя дорогая, – улыбнулся барон, и в его голосе прозвучали нотки вины за вынужденную ложь. – Герцог прибыл к нам по совсем другому поводу, это мужские дела. Вам лучше вернуться в постель, я попрошу Фантину принести Вам бульон, – и барон проводил жену к дверям.

– Да, дорогой, спасибо, – слабо улыбнулась женщина. – У меня постоянно кружится голова в последнее время.

– Ничего страшного, это всего лишь небольшое недомогание, вы как следует отдохнете, и все пройдет, – ободряюще улыбнулся супруге Арман.

Он подозвал одну из служанок и велел той проводить госпожу в ее покои, а также распорядился принести баронессе горячего супа.

– Простите, Ваша Светлость, – вернулся он к гостю. – Супруга в последнее время очень слаба.

– Не стоит извиняться, я прекрасно вас понимаю, – кивнул де Модрибур. – Я сам два года назад похоронил жену. Чахотка не щадит даже молодых, – приняв скорбный вид, покачал головой мужчина.- Может, пригласить лекаря?

– Нет, не стоит, премного благодарен вам, ваша светлость, – налив себе бокал вина и опустившись в кресло, ответил хозяин. – Лекарь уже был у нас и сказал, что баронессе надо беречь силы и соблюдать постельный режим. Прописал какую-то настойку и с огорчением заметил, что больше ничем помочь не в силах.

– Зовите меня просто Дамиан, – сочувственно улыбнулся герцог. – Знаете, я приехал к вам не только как вестник дурных новостей, но и по другому, более важному и более личному делу. Как-то, заезжая в монастырь по делам благотворительности, я случайно столкнулся с юной баронессой де Сансе. Меня поразила ее красота и молодость, живость характера, и поэтому… – герцог выдержал театральную паузу. – Не буду ходить вокруг до около. Два года назад я овдовел и хотел бы взять в жены вашу дочь. Меня не интересует ее приданое, и я также готов закрыть глаза на неприятный инцидент с ее побегом.

– Ваша светлость, я не знаю, что ответить, – барон поднялся с кресла и начал взволнованно ходить взад и вперед по комнате. – Ваша предложение весьма лестно…

Арман де Сансе остановился у уже затухающего камина. Он не знал, что ответить на столь неожиданное предложение. Барон иногда размышлял, что будет с его детьми. Разведение мулов и добыча серебра на руднике не давали большой прибыли, и позволяли лишь не умереть с голоду или не замерзнуть в зимние холода, но сколько это еще продлится? Анжелике сейчас было шестнадцать, и он хотел повременить с ее замужеством еще хотя бы год, не принимая всерьез рассуждения Молина о том, что рудник Аржантьер мог бы стать великолепным приданым для его дочери. Но девушка сама решила свою судьбу. Если герцог готов жениться на Анжелике, несмотря на ее фокусы и ничего не зная о руднике, имеет ли он право отказываться?

Барон взглянул на гостя оценивающим взглядом. Герцог был уже не молод, возможно, старше самого барона, но богат и влиятелен. Вряд ли ему удастся подыскать дочери более выгодную партию. А он слишком любил свою лесную фею, чтобы желать ей судьбы тётушек-бесприданниц.

– Что ж, если Вы так уверены, что моя дочь вернется, и вас не смущает ее возмутительное поведение, то я согласен выдать ее за Вас, – разворачиваясь лицом к герцогу проговорил барон.

Гость встал и подошел к хозяину замка, протягивая ладонь для рукопожатия.

– Вот и славно, Арман. Думаю, я могу Вас теперь так называть, раз мы скоро породнимся, – улыбнулся де Модрибур. – И не волнуйтесь, Ваша дочь скоро будет дома. Я в этом уверен.

***

Анжелика углубилась в лес. Объездной путь оказался намного длинней, чем прямой, и теперь, когда провиант совсем закончился, а останавливаться у постоялых дворов было небезопасно, девушка вспоминала все свои знания о съедобных ягодах, грибах и кореньях. Благо, они находилась уже в той части леса, которая граничила с владениями ее отца, и была ей хорошо знакома. До замка оставалось несколько часов пути, но ноющие от голода животы требовали хоть чего-то съестного.

Наткнувшись на куст дикой малины, Анжелика с восторгом опустилась возле него на колени. Наевшись сама, она собрала сколько смогла ягод во взятый для этих целей платок, и направилась назад к ручью, где её ждал Анри.

Когда до того небольшого пролеска, где они устроили привал, оставалась пара метров, девушка услышала встревоженное ржание лошади и грубый мужской голос. Анжелика испуганно присела за ближайшими кустами и осторожно, стараясь не шуметь, выглянула из своего укрытия.

На поляне, помимо молодого человека, был незнакомый мужчина. По его внешнему виду несложно было догадаться, что это был бродяга, и судя по его потрепанному и изношенному до практически неузнаваемого состояния мундиру, бывший солдат.

– Лучше уйди с дороги, малец, – прохрипел разбойник. – Мне нужна лошадь.

– Нет! – вытащил из ножен шпагу Рогье.

В руках бродяги блеснул нож. Анжелика закусила губу, чтобы не закричать, и с волнением наблюдала за неравным поединком. Мужчина был сильнее физически, и Анри не мог долго сопротивляться. Он лишь пытался держать противника на расстоянии. Несколько минут они кружили по поляне, а потом внезапно разбойник бросился на молодого человека, и девушке показалась, что она услышала тихий стон.

Руки Анжелики задрожали, пальцы разжали концы платка и яркие, словно капли крови, ягоды покатились по траве. Юная баронесса из-за всех сил зажала рот ладонями, чтобы не закричать. Она знала, что ей нельзя обнаруживать свое присутствие, пока разбойник не уедет. Перед её глазами, как сон, всплыло воспоминание из детства: нападение на деревню и маленькая хрупкая Фантина в разорванном платье, которая умерла, не пережив учиненного над ней жестокого насилия.

Незнакомец небрежно оттолкнул оседающего на землю Анри и направился к лошади. Вскочив в седло, он ускакал прочь.

Когда цокот копыт затих, Анжелика подбежала к лежащему на земле молодому человеку.

– Анри, Анри, – шепотом позвала она, не решаясь коснуться его.

На сюртуке, чуть ниже груди с правой стороны, расплывалось большое кровавое пятно. Парень открыл мутные от боли и потери крови глаза.

– А, моя маленькая подружка, прости, ему удалось увести нашу лошадь.

– Глупый, – чуть не плача, ответила девушка. – Только не умирай! Слышишь? Не смей!

– Слушаюсь, моя госпожа, – улыбнулся одними уголками губ Анри.

Сознание молодого человека медленно уплывало в темноту. Анжелика взяла платок, в который собирала малину, и стала рвать его на бинты. Расстегнув окровавленную рубашку Анри, она увидела короткий, но довольно глубокий порез, из которого толчками вытекала темно-красная кровь. Анжелика, как могла, стянула края раны, и туго перебинтовала ему грудь. Она понимала, что если молодому человеку в ближайшее время не оказать помощь, то он умрет, и никакие уговоры не помогут.

Девушка беспомощно огляделась вокруг. До замка оставалось не так далеко, но она вряд ли сможет дотащить молодого человека сама, а оставить его здесь одного, на расправу диким животным, которые за несколько лье учуют запах крови и сбегутся сюда, она не могла.

Тут с неба упало несколько больших капель, предвещающих дождь.

“Еще этого не хватало!” – готовая расплакаться от бессилия девушка села рядом с потерявшем сознанием Рогье и уткнулась лицом в согнутые колени. Дождь расходился все сильнее, не оставляя на беглецах не единой сухой нитки, но Анжелика не обращала на это никакого внимания.

Внезапно она услышала хруст ломающихся веток. Юная баронесса испугано вскочила на ноги, схватив валяющуюся у ног шпагу, и направила в сторону идущего зверя или человека. Вряд ли она сможет нанести нежданному противнику хоть сколько-то серьезные увечья, но и убежать, бросив Анри погибать одного, она тоже не могла. Ведь именно из-за нее он попал в эту передрягу.

Из-за кустов появилась фигура. Это был не зверь и не разбойник. Старуха в поношенном платье, с клюкой в одной руке и корзинкой в другой. Незнакомка с удивлением смотрела на чуть живую от страха, заплаканную, но при этом с отчаянной храбростью державшую перед собой шпагу девушку и лежащего без сознания за ее спиной парня.

Анжелика, осознав, кто перед ней, облегченно вздохнула, и выпустив оружие из ослабевших пальцев, осела на траву вслед за упавшей шпагой и истерически расхохоталась.

– Эй, девица, ты чего? – хрипло спросила ее старуха, подойдя чуть ближе. – Умом, что ли, тронулась?

Девушка заставила себя перестать смеяться:

– Ты – Мелюзина, ведьма? Ты должна ему помочь. Должна его спасти.

Ведьма вздрогнула, посмотрев в изумрудные глаза девчонки. И не споря, подошла к лежащему без сознания молодому человеку.

– Еще дышит, но рана скверная, плохая, – проворчала старуха, посмотрев на наложенную повязку. – Если время еще не упущено, вылечу я твоего женишка.

Мелюзина с невероятной ловкостью взвалила Анри себе на спину, и легко зашагала прочь, словно это был не взрослый парень, а малое дитя. Анжелика, раскрыв рот от изумления, некоторое время смотрела им вслед, потом поспешно поднялась с земли, отдернула промокшее насквозь платье, подобрала шпагу и зашагала за ведьмой в ее пещеру, молясь только о том, чтобы не было слишком поздно.

 

Читайте также:

Оставить комментарий

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Notify of