Фанфик «Моя тайна». Автор Светлячок. Часть 1 – Летняя бессонница PG–13

Основные персонажи: Анжелика, Жоффрей де Пейрак (Рескатор), Контарини

Описание: Вечером того же дня, когда Анжелика ненароком подслушала разговор Жоффрея де Пейрака и его друга Фабрицио Контарини, она никак не может уснуть и направляется в библиотеку. По случайному стечению обстоятельств она вновь становится невольной свидетельницей продолжения их утренней беседы, которая приоткрывает перед ней тайну ее мужа…

Моя-тайна-миниатюра

 

На протяжении всего дня Анжелика не могла выбросить из головы разговор графа де Пейрака и его друга Фабрицио Контарини, невольной свидетельницей которого стала. Оказывается, она не в силах была услышать то, что хотел сказать о ней муж, не подозревающий о ее присутствии. Что бы это значило? Чего она боялась? Тайна почти открылась ей, но она убежала.

Порой девушку охватывало невыносимое беспокойство, и тогда она думала о том, чтобы укрыться в домике на Гаронне, где она провела первую ночь, как будто это могло положить конец ее терзаниям.

Но сегодня, несмотря на это поразительное происшествие, она странным образом почувствовала в себе силы остаться. И причина тому — обязательства перед несчастным Фабрицио, которому всюду угрожала опасность быть сожженным заживо из–за его работ. Анжелика не могла так обидеть его, особенно без веских причин. Будучи хозяйкой дома, она не могла себе позволить исчезнуть, сбежать, несмотря на удручающие подозрения, которые поселил в ней друг ее мужа. После сегодняшнего неожиданного визита архиепископа Тулузского, барона Бенуа де Фонтенака, девушка прониклась симпатией к этому вечно утомленному, целиком погруженному в науку и отовсюду гонимому венецианцу.

Когда появились гости, вечер потек как обычно – в саду наслаждались напитками и шербетом и беседовали о городских новостях. Дворец графа де Пейрака оставался самым гостеприимным местом в городе. Граф сам принимал живое участие во всех увеселениях. Его высокая нескладная фигура мелькала среди гостей, и Анжелика изумлялась тому оживлению, которое вызывало одно только его присутствие. Однако к жене он проявлял заметное равнодушие, оказывая ей знаки внимания согласно ее положению, но, казалось, едва замечал. Церемонно склонившись к ее руке, он бросал Анжелике несколько коротких слов, после чего, отвернувшись, продолжал принимать гостей. Девушка видела, с каким мастерством он одаривал вниманием всех тех, кого желал им удостоить.

***

Возвратившись к себе в апартаменты с наступлением ночи, Анжелика еще долго сидела на террасе. Она не переставая думала о словах проницательного Фабрицио по поводу «изменений» в отеле Веселой Науки и о том, как объяснил бы граф де Пейрак то «новшество», царящее в атмосфере дворца, которое не зависит от брака, этого «института, убивающего любовь», но влияет на всеобщее настроение?

А виной всему сам «объект события».

Одним словом, что же на самом деле думал о ней хозяин дома? Она никогда не узнает, потому что боится его язвительных слов, боится глубины его цинизма.

Если ей не хватило сил выслушать слова, которые помогли бы выяснить правду об этом человеке, и означало ли это, что она уже утратила свою волю и попала под его влияние, отдалась в его власть?

«Это отучит тебя подслушивать под дверью!» — мрачно говорила она себе.

Она старалась отмахнуться от подробностей беседы, которая ее так поразила, и внезапно вспомнила о споре мужчин про Галилея.

Анжелике хотелось больше узнать об истории этого знаменитого старика – астронома, «стоящего на коленях в белой рубахе перед бородатыми кардиналами», образ которого ее преследовал. Сонливость окончательно развеялась, и она решила подняться в библиотеку, чтобы удовлетворить свое любопытство.

Замок спал. Анжелика ступала носками своих туфелек с одной ступеньки на другую. Ее длинная юбка, подобно осенней листве, шелестела по каменным плитам пола. Она была рада, что не встретила на своем пути ни души. Что подумали бы гости, увидев ее бродящей по ночному замку в полном одиночестве?

Она живо представила себе веселое лицо маркиза д’Андижоса, который не преминул бы изумленно воскликнуть: «Как, графиня!? Вы здесь? В такой час и одна? Неужели после свидания с мужем у Вас еще остались силы на ночные прогулки?». Анжелика улыбнулась своим мыслям. Она уже успела привыкнуть к бесцеремонности, которую иногда позволял себе в разговорах маркиз, поскольку его веселый и добродушный нрав непременно рассеивал всякую неловкость.

Анжелика невольно вспомнила о графе. Она постепенно привыкла к внешности мужа, и ее отвращение к нему уменьшилось. Несомненно, мысль о том, что он заявит права на ее тело, стала во многом причиной той сильной ненависти и того страха, которые он ей внушал. Теперь же, когда она перестала волноваться об этом, Анжелика должна была признать, что этот мужчина, чьи речи увлекали, а характер был жизнерадостным и таким необычным, внушал симпатию.

Наблюдая за ним на протяжении вечеров, проводимых в кругу многочисленных гостей в Отеле веселой науки, она убедилась в том, что он завораживал женщин своим огненным взглядом, своей ослепительной улыбкой и изысканными комплиментами, которые он шептал им и которые каждая собирала, словно букет редких цветов, волнующих ее воображение…

Полностью погружённая в свои мысли, Анжелика не заметила, как дошла до библиотеки. Эта огромная комната всегда изумляла ее своими размерами и величием. Запах обложек новых книг смешивался с ароматом страниц старых рукописей и создавал атмосферу загадочного мира, существующего вне времени и пространства. Казалось, книжным полкам не было конца. Они, словно зловещие гиганты, возвышались до высокого потолка, и для того, чтобы дотянуться до самой верхней, нужно было воспользоваться приставной лестницей. Полки были выстроены в параллельные ряды и уходили в манящую темноту бесконечным лабиринтом. Возле окна стоял большой письменный стол со стульями, а чуть поодаль напротив камина располагалась удобная тахта с парой кресел.

Анжелика взяла со стола лампу и двинулась вглубь темных аллей книг. Ее освещенный силуэт, ложившийся тенью на мрачные ряды, походил на молчаливого, злого духа, который живет в этом замке и бродит в своем царстве по ночам. Девушка невольно вздрогнула: «Кто и каким образом сможет однажды убедить ее, что она не в замке Жиля де Реца?».

Все книги были расположены так четко и организованно, что Анжелике не составило труда найти работы Галилея. Она осторожно проводила пальцами по потертым обложкам, еле прикасаясь, словно они были хрупкой святыней, готовой рассыпаться лишь от одного ее вздоха. Девушка с досадой отметила, что большинство книг ученого, в том числе и его биография, были на итальянском языке. Немного поразмыслив, она взяла одну из книг на латинском, надеясь воскресить в памяти свои скудные познания языка, которые она приобрела в стенах монастыря урсулинок.

В комнате было душно и Анжелика решила расположился на небольшом балкончике, примыкающем к окну библиотеки. Она взяла с тахты несколько подушек и, подогнув под себя ноги, удобно устроилась на стуле с высокой спинкой в углу маленькой террасы.

Анжелика листала страницы и видела аккуратные пометки, сделанные рукой ее мужа. Казалось, ни одна фраза, ни одно слово не осталось без его внимания. Девушка с большим интересом начала читать рукописные комментарии, позабыв о самой книге. Она знала, что Жоффрей обладает знаниями в различных сферах, но теперь, словно воочию убедилась в том, что его стремлению познавать мир и устанавливать истину не было границ. Она невольно восхитилась этой стороне личности мужа. «Он – настоящий ученый», – промелькнуло в голове у графини. «Он – мастер наслаждений», – словно в ответ на ее мысли всплыли в памяти слова Бернара. От этих воспоминаний щеки Анжелики покрылись румянцем, а по телу прокатилась жаркая волна…

Она не могла отрицать, что Жоффрей де Пейрак притягивал женщин, и то, что в первые дни ее изумляло, теперь становилось понятным. Она замечала, какое волнение и трепет охватывали ее красивых подруг, стоило им услышать в коридорах дворца приближающиеся неровные шаги хромого дворянина, а когда он входил, волна возбуждения пронизывала собравшихся женщин. Он умел говорить с дамами. Одновременно насмешливый и нежный, он знал, что нужно сказать женщине, чтобы она почувствовала себя особенной, единственной из всех.

Анжелика прислонилась к теплым камням балкона. Ей казалось, что она живет на острове красоты, куда не доносится эхо их жестокого мира. Она сняла браслеты и погладила правое запястье, пытаясь удержать ускользающее ощущение прикосновения пальцев мужа, когда он коснулся ее за ужином. Ночной летний воздух был пропитан ароматом душистых роз, а теплый ветерок нежно обволакивал девушку, погружая в сонную негу. Закрыв глаза, она вновь вспоминала прикосновение смуглой руки Жоффрея к ее запястью, блеск драгоценных камней, очень темных, в серебряной или золотой оправе, которые при малейшем движении пальцев или руки отбрасывали внезапные огненные блики, подобные тем, что сверкали в его взгляде. «Он знает, что делает. Он знает, чего хочет…»

«Они приходили сами, и Вы тоже придете, однажды днем или вечером… днем или вечером…» – тихим эхом звучал в ее голове голос графа де Пейрака.

***

Открыв глаза, Анжелика не сразу поняла, где находится. На улице была еще глубокая ночь, о чем свидетельствовали ярко горящие звезды. Немного придя в себя, она вспомнила, как очутилась на балконе, и увидела на полу потухшую лампу. Книга так и осталась лежать раскрытой на ее коленях. Она уже совсем пробудилась, но, казалось, сон все никак не хотел покидать ее. Девушка по–прежнему слышала голос мужа. Странно, теперь он звучал даже громче и отчетливее. Обернувшись, Анжелика заметила, что в библиотеке горит свет. Там кто–то есть! Затаив дыхание, она прислушалась. В комнате разговаривали мужчины. Девушка аккуратно выглянула из укрытия и увидела графа де Пейрака и его друга Фабрицио Контарини. Они стояли, склонившись над столом спиной к окну, и не могли видеть ее. Судя по наполовину пустому второму графину вина и весьма жаркой беседе, мужчины находились здесь уже довольно давно. Они о чем–то громко спорили, и было слышно, как кто–то из них нетерпеливо перелистывает страницы книг.

Анжелика отпрянула от окна, как обожжённая. «Сколько времени я проспала? Стоит ли выдавать свое присутствие? Что же делать?» Мысли путались в ее голове, словно клубок разноцветных нитей. Убывающая луна была цвета золота и медленно тонула в реке. Должно быть, она пробыла на балконе несколько часов. «Нужно выйти. Я им все объясню, ведь я совсем этого не хотела?!».

Дрожащими руками девушка оправила платье и уже подошла к окну, как вдруг в ее мыслях возникли черные, как ночь, непроницаемые глаза Жоффрея. И эта улыбка, его язвительная улыбка с оттенком презрения! Она остановилась, вся дрожа от страха. Кровь стучала в висках, во рту пересохло, а язык стал тяжелым, как камень. «Нет, я не смогу вымолвить ни слова, а он…он посмотрит на меня своим ледяным взглядом, а потом насмешливо бросит в мою сторону какую–нибудь колкость. Они решат, что я подслушивала их!». Сердце Анжелики готово было выскочить из груди. У нее закружилась голова от охватившего ее ощущения катастрофы, и она прислонилась к стене.

Пытаясь успокоиться, девушка начала убеждать себя, что ничего страшного по сути не случилось. «В конце концов, не будут же они говорить всю ночь», – подумала она, потихоньку начав приходить в себя. «Я постараюсь остаться незамеченной, а потом, когда они разойдутся, быстро вернусь к себе в комнату».

Придя к выводу, что это будет наилучшим решением, Анжелика тихо прошла в свой уголок и, стараясь не шелестеть юбками, опустилась на стул. Окно на балкон было приоткрыто, и она могла отчетливо слышать каждое слово, доносящееся из библиотеки.

 

Читайте также:

Оставить комментарий

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz