Фанфик «Непослушная русалка». Автор Чеширская Кошка R

Через два года после женитьбы граф де Пейрак решил навестить Монтелу, а точнее, проверить, как идут дела на руднике Аржантьер, ведь для этого был серьезный повод: в последнем письме господин Молин, занимающийся всеми делами, связанными с собственностью графини, писал о каких-то неисправностях в одной из паровых машин, установку которых курировал сам граф.

Анжелика, узнав, что муж собрался в её родной край, решила поехать с ним. Жоффрей, и не думающий так надолго расставаться с молодой супругой, с легкостью согласился.

И вот через две недели они прибыли в болотный край.

Пока граф улаживал дела на руднике, Анжелика гостила у отца. Младшие сестры и братья подросли. Тетушки все больше дурнели, все больше ворчали и потихоньку сходили с ума.

Барон жаловался на свою жизнь. Она по-прежнему была нелегка, хотя благодаря торговле мулами и щедрости графа де Пейрака у них было самое необходимое. Няня Фантина стала еще более властной, и вела себя в замке, словно хозяйка. А вот здоровье Гийома Люцена вызвало у Анжелика опасение. Уж больно бледным и осунувшимся казался ей старый солдат.

— Не волнуйся обо мне, детка, — сиплым голосом успокаивал ее старик. — Все мы смертны, но только Господь решает, когда придет наш час, — его светлые строгие глаза с нежностью смотрели на девушку, как когда-то в детстве.

Все же Анжелика уговорила отца вызвать к старому слуге врача, но тот, приехав и осмотрел больного, лишь развел руками: это старость, а она, увы, неизлечима. Тогда девушка сама, вспоминая уроки колдуньи Мелюзины, начала собирать лечебные травы и варить из них отвары, а потом зорко следила, чтобы упрямый старик принимал их. И за несколько дней, что Анжелика гостила у отца, Гийому стало намного лучше.

— Вот, а Вы уже надумали умирать, — по-доброму журила его девушка. — Как же кормилица обойдется без Вас? Правда, нянюшка? — обращалась она к женщине, хозяйничающей на кухне.

— Правда, а как же! — помешивая суп в котле, подтверждала Фантина.

Картины из детства снова оживали перед глазами Анжелики: Гийом Люцен слегка усмехался, раскуривая свою трубку, кормилица хлопотала у очага, рассказывая последние сплетни округи и местные легенды – не хватало только трех маленьких девочек за столом… Но некоторые вещи вернуть невозможно.

Сегодня был их последний день в Монтелу. Все проблемы на руднике были решены, и уже завтра граф и графиня, в сопровождении пары десятков охранников и верного Куасси-ба, должны были отправиться назад домой, в Тулузу.

Анжелика ласково похлопывала по боку кобылку, нетерпеливо фыркающую и переступающую с ноги на ногу, и успокаивала ее:

— Сейчас, сейчас, милая.

Молодая женщина оглянулась на дом из красного кирпича. Они с мужем заехали к Молину попрощаться. Жоффрею нужно было еще кое-что напоследок уточнить у управляющего Плесси перед отъездом обратно на юг, и он задержался, обсуждая внезапно возникший вопрос. Анжелика же, посчитав, что будет там только мешать, тепло простилась с госпожой Молин, и теперь ждала мужа на улице, оседлав свою белоснежную лошадку.

Стоял чудесный летний день, и Анжелика с удовольствием нежилась в лучах жаркого солнца. Она похвалила себя за то, что надела сегодня простое платье и обошлась без корсета. Волосы, перехваченные лентой, свободно спадали по плечам. В таком виде она больше напоминала ту озорную девочку, которые местные крестьяне прозвали феей, а не графиню де Пейрак, одну из самых богатых дам провинции.

Анжелика вспомнила, что обычно в детстве, в такие погожие деньки, они с Николя ходили за раками. И маленький пастушок затаскивал свою подружку в озеро купаться, а уж потом ставил ловушки.

«Николя… Интересно, где он сейчас?» — подумала Анжелика. В поместье его не видели со времен ее свадьбы и того случая в сарае.

Анжелика невольно покраснела, вспомнив свою выходку, продиктованную злостью и отчаянием. Пожалуй, она должна поблагодарить тетушку Жанну за то, что та помешала свершиться её глупому плану.

Небольшая птичка, звонко щебеча, пролетела мимо, держа путь в подлесок, за которым в конце аллеи на голубой эмали неба вырисовался белоснежный замок Плесси. Ей вдруг захотелось вновь взглянуть на него. Она снова, как наяву, увидела маленький ларец и склянку с изумрудной смертью, под цвет её глаз. «Интересно, а ларец все еще там, в тайнике? — нахмурилась Анжелика, и ей захотелось это тотчас же проверить, но она остановила себя. — Впрочем, почему бы ему там не быть? Его могли обнаружить только в том случае, если бы стали разбирать башню. Но отчего эта давняя история вдруг так встревожила меня?»

— Простите, госпожа графиня, что заставил Вас ждать, — услышала она голос управляющего.

— Все хорошо, господин Молин, — ответила Анжелика, отгоняя от себя призраки прошлого.

Жоффрей, вскочив на своего вороного коня, улыбнулся жене.

— Кто сказал, что любителями порассуждать являются женщины? Похоже, что и мужчины тоже не прочь заняться этим, заставляя ждать своих прекрасных спутниц, — с ноткой самоиронии в голосе проговорил граф. — Надеюсь, Вы не слишком утомились, ожидая меня, дорогая? — спросил он уже Анжелику, видя, что она чем-то расстроена.

— Нет, все хорошо, — искренне улыбнулась она мужу.

Граф чуть склонил голову, стараясь понять, что могло огорчить его супругу за столь короткое время.

— Ну что ж, господин Молин, до встречи. Надеюсь, больше никаких проблем на руднике не возникнет.

— Я прослежу за этим, граф, — учтиво поклонился эконом. — Не извольте беспокоиться.

— Я надеюсь на Вас, — кивнул Пейрак.

— Когда Вы с госпожой графиней уезжаете? — спросил гугенот.

— Завтра на рассвете.

— Доброго пути, — сказал Молин.

— Прощайте, — улыбнулась Анжелика.

— Всего доброго, — тепло проговорил граф.

Они пустили коней в галоп, удаляясь от дома управляющего, замка Плесси и от страшных воспоминаний.

Анжелика и Жоффрей скакали по узкой лесной дороге. Солнечный свет, проникая сквозь крону деревьев, рисовал на дороге замысловатый узор. Кругом кипела жизнь: пение птиц, голоса животных, шелест листвы сливались в торжественный гимн природе.

— Так что Вас так обеспокоило, моя дорогая? — спросил Пейрак, поравнявшись с лошадью супруги.

— Уверяю, Вас, ничего, — покачала головой Анжелика. — Просто я словно опять перенеслась в то чарующее и отчасти опасное время моего детства. Все вокруг воскрешает воспоминания, и иногда не слишком приятные… Глупости, не о чем волноваться.

Граф кивнул, показывая, что понимает, о чем она говорит. Он залюбовался супругой. Да, она была прекрасна, и Пейраку доставляло удовольствие подчеркивать ее красоту нарядами и украшениями, но здесь, в Пуату, было видно, что она все еще принадлежит этому волшебному лесу. Теперь он вновь овладевал ею, укутывая, посвящая в свои тайны. Анжелика посмотрела вглубь лесной чащи, и внезапно заставила лошадь свернуть с дороги на едва заметную лесную тропу.

— Анжелика? — непонимающе посмотрел на нее мужчина.

— Следуйте за мной, сударь, тут недалеко.

Пейрак послушно развернул коня. Через какое-то время лесная чаща начала редеть, словно деревья расступались перед ними, и они выехали на поляну. Недалеко от них, переливаясь под лучами солнца, блестела поверхность озера.

— Мы бегали сюда с Николя в детстве ловить раков, — спешившись, объяснила Анжелика.

— Но, насколько я понимаю, мы все еще находимся во владениях маркиза дю Плесси-Бельера, — усмехнулся граф де Пейрак, наблюдая за супругой, подходящей к кромке воды.

— В детстве я была еще той шалопайкой, мои тетушки хватались за голову от моих проделок, — пожала плечами Анжелика, хитро улыбаясь.

Жоффрей тоже слез с коня, взял поводья обеих лошадей и привязал их у ближайшего дерева.

Анжелика присела у воды, касаясь пальцами прохладной глади. Тут она заметила, что граф раздевается.

— Что Вы делаете? — с удивлением произнесла она, наблюдая за супругом.

— Собираюсь искупаться, — с улыбкой ответил ей граф. — Вы ко мне присоединитесь?

— Я… Я не знаю, — несколько растерявшись, произнесла Анжелика, вставая на ноги.

— Неужели Вы не умеете плавать? А может быть, вы боитесь раков? — спросил он с некоторым вызовом, стоя уже по пояс в воде.

В глазах Анжелики зажглись озорные огоньки. Она, ничего не ответив Жоффрею, легким движением расшнуровала завязки лифа: платье свободно упало на траву, за ним последовали обувь, чулки и остальная одежда. Полностью обнаженная она прошла к большому валуну, который выступал над водой. В детстве они с Николя часто прыгали с него в озеро. Всей кожей ощущая страстный взгляд мужа, Анжелика почувствовала, как щеки ее начинают гореть от румянца. Не смотря на мужчину, она встала на самый край камня и, посильнее оттолкнувшись ногами, прыгнула и с головой ушла под воду.

— Анжелика? — в волнении оглядывался вокруг граф, но жены нигде не было видно.

Мужчина уже забеспокоился, когда почувствовал волнение воды позади себя. Девушка вынырнула, поднимая веер брызг. Вода стекала с потемневших волос, кожа блестела под лучами солнца и Анжелика напоминала сказочное существо — прекрасную русалку. Жоффрей улыбнулся и протянул к ней руку, но она, хитро улыбнувшись в ответ, снова скрылась под водой. Но на этот раз графу удалось проследить её путь.

— Поймал, — засмеялся он, схватив в охапку вынырнувшую девушку.

Анжелика, не ожидая такой проворности, сначала попыталась вырваться, но мужчина крепко прижал её к своему обнаженному телу. Она посмотрела супругу в глаза. В их темной глубине разгорался пока еще сдерживаемый, но уже пленяющий огонь страсти. Во рту у нее тут же пересохло, а мышцы внизу живота свело судорогой.

— Госпожа графиня, знаете ли Вы старинную легенду о русалке? — слегка охрипшим голосом спросил ее Жоффрей.

— О той, что была непослушной, и часто всплывала на поверхность, чтобы понаблюдать за людьми? — прошептала девушка.

— Да, — прижимая Анжелику к себе еще ближе, подтвердил он. — И вот однажды эта непослушная русалка увидела мужчину и влюбилась в него. Тогда она подплыла поближе, — горячие руки мужчины скользнули по спине девушки, опускаясь ниже и создавая контраст с прохладной водой, заставляя ее выгибаться от удовольствия в его объятиях.

— И что же было дальше? — прошептала она, чувствуя, как сбивается дыхание от прикосновений пальцев мужа, и все тело начинало гореть, несмотря на окружающую их прохладу.

— О, а дальше, — Жоффрей наклонился к самому уху Анжелики, продолжая ласкать ее. — Он тоже заметил наблюдающую за ним русалку, и однажды солнечным днем подкараулил её, — лицо графа приблизилось к лицу жены. — Чтобы научить любви, — прошептал он перед тем, как его губы слились в поцелуе с её.

Вторая рука накрыла грудь девушки. Анжелика застонала, обхватывая под водой талию мужчины ногами. Руки Жоффрея подхватили её, легко приподнимая. Анжелика выгнулась, ощущая его власть над собой. Она впилась пальцами в плечи мужчины, находя удобный ритм и забываясь в пронзительном блаженстве. Сейчас для нее существовал только он. Ёе всегда удивляла и поражала эта способность Жоффрея – вмиг заставлять ее забывать обо всем на свете, похищая и унося в тот, другой мир, где не существует никого, кроме них.

Но и она, будучи еще совсем неопытной, практически невинной, доставляла искушенному сеньору такое наслаждение, какое он не испытывал в объятьях других, просто оставаясь самой собой, пленительной феей из Пуату…

Анжелика сидела на берегу озера, одетая лишь в нижнюю рубашку. Распущенные по плечам волосы легонько трепал ветер, помогая им высохнуть. Она растянулась на траве, наблюдая, как редкие облака проплывают по небосводу. Она чувствовала себя абсолютно счастливой и абсолютно свободной.

— Так хорошо, — рассмеялась она. — Я словно оказалась в волшебной стране, из которой так не хочется возвращаться.

— Не хотите отсюда уезжать? — спросил Жоффрей, подходя к жене.

Она посмотрела на него, еще находящегося во власти недавнего вихря страсти, своими дивными зелеными глазами и улыбнулась:

— Нет, почему же. Я скучаю по Тулузе и по нашему Отелю Веселой Науки. Но главное – это чтобы Вы были рядом…

Граф улыбнулся:

— Что ж, моя непослушная русалка, завтра мы возвращаемся домой. А теперь позвольте мне помочь Вам стать снова благородной дамой, — и Жоффрей с изящным поклоном протянул Анжелике ее платье.

Читайте также:

Оставить комментарий

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz