Анжелика Маркиза Ангелов

logo-2023

СКАЗКИ ДЕТСТВА

– Няня, расскажи, для чего Жиль де Рэ убивал детей? – Ах, на совести у него, Жиля Рэ, тысячи смертей… – Да, но для чего, почему, поскорей, няня, объясни! – Дьявол так, наверно, ему повелел… Спи, дитя, усни. Детство беззаботное наше! Сколько вопросов, и тем, и проблем!.. Кто же про всё нам расскажет: Что и когда, отчего и зачем. – Ах, скажи, о чём плачут на чердаке призраки девиц? Расскажи нам всё ты сама, маму не зови! – Ты, дитя, опять за своё! Так и быть, слушай, расскажу. Жиль де Рэ, злодей, о mon dieu, и для них сыщет по ножу… Страшны сказки нашего детства! Только попробуй без сказок прожить! Жаль, что никто не придумает средства, Чтобы о детстве всю жизнь не тужить.   © С. И. Щепотьев

КАНЦОНА ПЕРВОЙ НОЧИ

Иди к нему: ты слышишь? Он зовёт! Иди и стань рабою и богиней. Под взором звёзд в просторах ночи синей С ним соверши томительный полёт. Иди к нему, хоть до сих пор не шла. Он отомстит немыслимым блаженством. Унизит ласк безумных совершенством И всё тогда простит, не помня зла. Иди к нему, инстинкту покорясь. Начни борьбу, воспетую в столетьях. Как равный с равным в поединке встретясь, Познай и поражение, и власть. Иди за ним без ложного стыда. Покорна будь потоку вожделений. Прильни к нему без страха и сомнений. Стань женщиной отныне навсегда. Стань женщиной. Рожай ему детей И жди, пока вернётся из похода. А если разразится непогода – Согрей, и успокой, и пожалей. Ведь это так: он за тебя — стеной В своих роскошных кованых доспехах. Но для того, чтоб он достиг успеха, Ему так нужен взгляд спокойный твой!.. Иди за ним, куда бы ни повал, И назови счастливым этот жребий. Ты для него — звезда в безбрежном небе. Ты для него — Судьбы девятый вал. Прожги фатальных совпадений тьму И вознеси его над невезеньем. Ты для него — надежда и спасенье. Ты слышишь — он зовёт! Иди к нему!   © С. И. Щепотьев

СИРВЕНТА О КОСТРАХ

Зависть — ничтожный порок — поражает великих. Ревность, гордыня и похоть богов стерегут. Разве не лучше, чтоб было побольше безликих? Замысел смелый, но верный: tres bien и sehr gut! И вот клевещет сам король на верноподданных. И хор доносчиков из темноты Заверит суд, что клевета доподлинна. И вот костры горят, горят костры! Разве не видите вы высшей в том справедливости? Разве дозволено с Зевсом тягаться быку? Разве возможно мешать венценосной спесивости? Разве впервые за правду на крест волокут? И пусть Бастилии, Гулаги с Бухенвальдами! Пусть жертвы их хоть сотню раз чисты! Для высшей цели средства все оправданы! Костры горят, горят… Горят костры! Только веками, историей, жизнью доказано: Дело тиранов забудут, короны падут. Через столетия будут героями названы Те, что сегодня на плаху безмолвно идут. И эти честным, неподкупным, чистым знаменем Ты победишь и троны, и посты! Неугасимым, вечным, славным пламенем Горят костры. Горят, горят костры…   © С. И. Щепотьев

БАЛЛАДА О ПАРИЖСКОМ ДВОРЕ ЧУДЕС

Эй, парижане и гости нашего города! Если вы вздумали ночью грязь помесить, Коль не боитесь, что вам пощекочут горло – Спешите скорее Двор Чудес посетить! Здесь домушники, карманники, банкроты Рады будут вашим кошелькам, Золоту в монетах и банкнотам, Кружевам, и кольцам, и шелкам! Эй, парижане и все, кто боится скуки! Поторопитесь: вас не дождётся Court de Miracle! Гамены, бродяги, калеки и потаскухи Для вас разыграют неповторимый спектакль! Здесь одетые в отборное отрепье Христарадники и прочий сброд – Общества столичного отребье – Сегодня представление даёт! Эй, угнетённые жители града Парижа! Скорее сюда, где для вас пристанище есть! Где кровь и бордо с одинаковой лёгкостью брызжет, Где подлых и трусов зовёт на ристалище месть! Начинаем (трижды об пол стукни-ка!) Справедливую и лучшую из пьес! Торопитесь же, почтеннейшая публика! Мы вам рады на своём Дворе Чудес!   © С. И. Щепотьев

ВЛЮБЛЁННЫЙ ТИРАН

В парке Версальском — роскошном, изысканном – Солнце-Король, достославный Луи Медленно добрые фразы отыскивал, Вдруг позабыв о заботах других. В тихой беседке — средь шумного бала, – Веер порою в руках теребя, Женщина молча монарху внимала, Взгляд опустив, чтоб не выдать себя. – Что вас пугает? — Людовик ей шепчет. – Как мне хотелось бы радовать вас! Как я хотел бы обнять вас покрепче! Будет ли этот божественный час? Или об этом, по-вашему, рано? Ждать я умею: ведь я терпелив… Вы как приятная вечная рана. Ваши глаза как бездонный прилив. Что за преграда мешает вам прямо Слово сказать, моё сердце согрев? … Тихо монарху ответила дама: – Сир, между нами стоит Плас де Грев!.. Мертвенный свет на Версаль излучала По-королевски бесстрастно луна. Вспомнил король, как поверг он в опале Графа Тулузы и лже-колдуна. Горькой улыбкой Луи улыбнулся, Страшную тайну графине открыв: Граф с Плас де Грев на галеры вернулся. Вскоре бежал… И быть может, что жив. Женщина прочь в тот же миг побежала, Словно навстречу воскресшей любви… Солнце всходило над сонной державой. Солнце-Король думал думы свои…   © С. И. Щепотьев

ПЛАЧ АНЖЕЛИКИ

Кто сказал, что сгорела любовь на костре? Кто сказал, что надежду распяли? Разве веру могли увести на расстрел? Разве память постыдно проспали? Пусть стервятник над верою нашей кружит – Глаз на имя твоё не закрою. И уста повторяют: «Любимый, ты жив!», Хоть сама сомневаюсь порою. Говорят, я забыла, как выглядишь ты? Верно: горе бывает безлико. А у счастья такие родные черты! Дорогие… До боли… До крика… Я узнаю лицо твоё вечность спустя Среди тысячи тысяч чужих! И колотится сердце, и шепчут уста, Как молитву: «Любимый, ты жив!» Кто сказал, что любви наступает конец? Это вечное чувство Вселенной! На него надевают терновый венец, Но оно воскресает из тлена. Разве может быть голос у сердца фальшив? И, от счастья совсем безумея, Я кричу, я зову, заклинаю: «Ты жив!» И шаги узнаю на аллее…   © С. И. Щепотьев

СИРВЕНТА ПРОТЕСТАНТОВ

Простите, мы начнём с высокой ноты, Но так уж водится, когда болит. Мы протестанты, или гугеноты, И против нас — алтарь и короли. Мы с тем, кто не верил в верховное папы значение, Кого не заставил настойчивый папский легат Признать, что в деньгах может быть от греха избавление. Кто прав был — про это потомки и время решат. Но вот один, все «за» и «против» взвесит И вместо веры изберёт престиж, Вдруг подсчитав, что, точно, стоит мессы Кроваво коронованный Париж! Потом в искупленье резни ночи Варфоломея Властью монаршей был издан им Нантский эдикт. Только наследник его оказался хитрее. И Ришельё, Ла-Рошель атакуя, твердит: «Оставьте при себе свободу совести, А территорию — при короле!..» Казалось, сможем мы свободу обрести, Мир с кардиналом заключивши при Алэ! Ну что им за дело, что мы не по-ихнему верим? Но, кажется, мы досадили опять королю. И Солнце-Король нас за веру послал на галеры, И Нантский эдикт будет скоро равняться нулю! Тогда решили мы, тогда рискнули, И наплевали на запрет и страх, И наугад из Франции рванули, Чтоб не в цепях и чтоб не на кострах! Там, ни во что, ни на йоту, ни капли не веря – Ни в Бога, ни в чёрта, тем более — ни в короля – Прокляли мы эмиграции тяжкое бремя. И нас прокляла безнадёжно чужая земля…   © С. И. Щепотьев

ТЕНЦОНА АНЖЕЛИКИ И РЕСКАТОРА

Проплывают в тихом менуэте Нами врозь прожитые столетья. За твоей спиною — силуэты Спутников твоих на белом свете. – Ну а ты? Неужто жил аскетом? Обо мне совсем не беспокоясь, Наложил на душу мою вето, Как на плоть — средневековый пояс. Жизнь мчится буднями и снами. Сколько лет друг друга мы искали! Что же это вдруг случилось с нами? Почему мы верить перестали? Нам с тобой сердца сковала верность Бесконечно много лет назад. Почему ж сомнения и ревность Не дают взглянуть глаза в глаза? Почему гордыня так стремится Заглушить душевные порывы? Ведь гроза не может вечно длиться, Ведь отлив сменяется приливом! Врозь пройдя пути-дороги эти, Не могли друг друга мы не встретить! Тают, будто страхи на рассвете, Нами врозь прожитые столетья…   © С. И. Щепотьев

БУНТ

Это сказано про нас: мол, homo homini Lupus est. Сколько волка ты ни грей и ни корми – Он смотрит в лес. Ах, поверьте, таковы на свете люди В большинстве: В памяти никто хранить не будет Ваш bien fait! Это что там за крик, это что там за ропот и смута? В жаркий полдень, когда устремляется солнце в зенит, То ли Бог, то ли чёрт наши мысли взъерошил и спутал, Это дух мятежа опьяняет нас и веселит! Что ж вы, дьяволы, там медлите — скорее По местам! Вот ещё минута — и взлетит на рею Капитан! Ничего, что он нас вытащил удачно Из дерьма! Колесо по нём, и виселица плачет, И тюрьма! Непонятный и странный, таинственный, вроде фантома, Он не ставит ни в грош ни законы, ни Бога, ни крест! Он за тысячи миль нас уводит от отчего дома, И на рею дорогу ему указал Божий перст! Только он и ту т над нами издеваться Продолжал: – Поглядите, вон трюма уже дымятся – Знать, пожар! Обволок густым туманом наше судно Злой Гольфстрим. Сохранить надежду на спасенье трудно, И горим! Нас связала навек круговая лихая порука. Только так повелось: ни врагов, ни друзей не любя, Если крысы бегут — так и мы забываем друг друга. Если тонет корабль — так каждый пускай за себя…   © С. И. Щепотьев

ЗЕМЛЯ!

Мы дети Земли — или пасынки моря? — матросы, Семь шкур, семь потов поменяли, минуту зовя, Когда среди бурь долгожданная явится просинь. Когда мы услышим, что на горизонте — земля! Не верьте сказкам про морские были, Стихам и песням про морскую гладь! Мы слишком долго, слишком трудно плыли, Чтоб к берегу сегодня не пристать. Пускай адмиралы при кортиках и аксельбантах Присягу на верность приносят — державе, венцу. А мы, босяки, ждём, что кто-то повиснет на вантах, Крича, что скитание наше подходит к концу. Пусть нас швырнёт на скалы и на рифы, Ни дикий берег дальни островов: Мы города построим, чтобы рифмой Они служили песне у костров. Природа богата, обильна, дика, равнодушна. А мы победим, превозможем, снесём, устоим! У волка — клыки, но у нас в арсенале есть души, И память о детстве, и сказки навеки свои… Да что ж так вдруг внутри заледенело? Вы слышите? С вороньего гнезда Вперёдсмотрящий крикнул ошалело: «Земля! Земля!.. Отныне — навсегда!»   © С. И. Щепотьев